Никола-Чудотворец, моли Бога за нас

Размер текста
обычный

Наш город получил свое название в честь очаковской победы российской армии над турками. Крепость была взята в День святого Николая Мирликийского, и, по христианской традиции, он стал покровителем молодой верфи, которая вскоре превратилась в резиденцию штаба Главного командира Черноморского флота и портов.

Долгое время 19 декабря официально отмечалось в Николаеве как годовщина Очаковской виктории, а день Николы Зимнего праздновался как церковный праздник. В военном гарнизоне, где было много солдат и мало детей, не сложились традиции проведения торжественных мероприятий, посвященных небесному покровителю города. Только полвека спустя мы находим в архивных документах первые свидетельства о том, что День святого Николая стал восприниматься горожанами как праздник, который касается всех жителей.

В 1847 году городской полицейский исправник дает письменное распоряжение своим околоточным надзирателям отпустить из участков всех трактирных дебоширов по имени Николай... в честь праздника. Распоряжение звучало буквально так: «...обывателей, мещан, торговцев городских, чинов нижних государевых, что прозываются Николай или сыновьями его, со съезжей отпустить. Батогами боя и плетьми над ними не чинить...». Это первая попытка властей сделать горожан сопричастными к общему празднику - Дню святого Николая.

Думается, что стихийное желание людей заполнить свое монотонное существование какими-то гражданскими мероприятиями, не связанными с армией и флотом, объясняется нормальными потребностями николаевской общины. Многие городские администраторы этого времени пришли в исполнительную власть из торгового и военного флота. Они успели повидать мир и неосознанно пытались пересадить чужой опыт в родную почву. В Дублине горожане отмечали День святого Патрика, в Вальядолиде - святого Филиппа, на ярмарках Бретани и Прованса устраивали шествия в честь святой Катерины и святого Доминика, а в Николаеве... в Николаеве магистрат на властном уровне праздновал только годовщину Очаковской виктории.

Идея совместить церковный День святого Николая со светскими торжествами долгое время витала в головах должностных лиц. В 1852 году гласные Николаевской городской думы осторожно пытались согласовать вопрос проведения общегородского праздника на Николу Зимнего с протопресвитером (главным священником) Черноморского флота о. Василием Кутельниковым. Депутаты выделяли на торжественные мероприятия, посвященные святому покровителю города, 117 рублей ассигнациями из городской казны. На 19 декабря планировались крестный ход, «ледяные фигуры для отроков обоего пола» и гуляние обывателей на магистратской площади.

Протопресвитер связался по инстанции со Святейшим Синодом и... Официальное письмо, подписанное синодальным секретарем, содержало слова отеческого укора неразумным депутатам. Оказывается, превращать святого Православной Церкви в покровителя только одного прихода или общины - это значит намеренно обособлять себя от всего остального православного мира и рушить единый устоявшийся соборный строй жизни всех российских мирян. Римо-католический уклад позволяет отход от канонических заветов святого Евангелия и назначает каждому городу отдельного покровителя из святых и божьих угодников, чем ввергает себя в заведомую ересь. Послание оканчивалось пространным увещеванием городских гласных «...не впадать в еретическую гордыню и праздновать светлый праздник угодника божьего и святителя Николая Мирликийского вместе со всеми православными мирянами, не отторгая себя в темноту гордыни и самохваления... горячо молиться за всех морем странствующих и мытарей страждущих».

Негативная реакция Святейшего Синода не повлияла на дальнейший ход событий. В 1858 году секретарь Николаевской думы Семен Дикусар обращается к Херсонскому владыке с просьбой почтить присутствием и провести праздничную службу в Адмиралтейском соборе на светлый День святого Николая Мирликийского, покровителя моряков и всех странствующих. В письме много говорится о тяжелых временах, которые переживают жители Николаева после установления мира, об упадке ремесел и торговли.

Праздничная служба Херсонского владыки, по мнению секретаря думы, будет «...способствовать укреплению духа и неколебимости веры горожан в то, что господь не оставит их своим вниманием и поможет долготерпению на выпавшие страдания и невзгоды...». Митрополит Иосиф не приехал, но прислал вместо себя викарного епископа (каноник, возглавляющий кафедру во время отсутствия владыки), который и провел богослужение 19 декабря.

Через год уже сам митрополит проводил праздничное богослужение в Николаеве.

Постепенно традиция епископского присутствия на празднике закрепляется во времени. Херсонский владыка лично проводит службу в Николаевском приходе, подчеркивая тем самым особый статус святого Николая Мирликийского для города моряков и кораблестроителей.

Попытки придать религиозному празднику гражданское звучание время от времени предпринимались, но были единичными и носили пассивный характер.

Сословные перегородки и обычаи многонационального населения города препятствовали утверждению навязанных сверху традиций. Люди шли в церковь на службу, послушные дети находили в башмаке подарок от доброго святого, непослушные - розги. Девушки просили Божьего угодника помочь им выйти замуж по любви, женщины молились за мужчин в море.

Поляки собирали праздничные «миколайчики»; болгары фаршировали карпа и ждали «пьяных старцев» - компанию пожилых мужчин, которые целую ночь гуляли по гостям; немцы рассаживали детей в зальной комнате, где черная рука разбрасывала из-за темной шторы подарки; греки шли на берег лимана, где пили и закусывали, выливая три чарки вина за погибших моряков на декабрьский лед. Все были счастливы и самодостаточны. Никто не хотел никакого официоза и публичных мероприятий. День святого Николая становился семейным, почти интимным событием и все больше отдалялся от попыток городских администраторов придать ему официозное звучание.

Последняя потуга дореволюционных властей вовлечь население в общий праздник совпала с началом русско-японской войны в 1904 году.

Инициатива исходила от флотского начальства. 19 декабря состоялся общий молебен на удачный поход эскадры адмирала Рожественского, которая к этому времени огибала западное побережье Африки. Затем состоялся крестный ход от Адмиралтейского собора к собору Рождества Пресвятой Богородицы. После службы были объявлены массовые гуляния на Флотском бульваре «с бесплатными закусками и хлебным вином», но «...народу собралось немного. Дул пронизывающий ветер с реки, начиналась метель, и - по воспоминаниям очевидца - все очень быстро разошлись».

Традиции общегородского праздника в честь святого Николая Мирликийского - покровителя города - не сложились даже за сто лет существования города. А при большевиках этот церковный праздник вообще ушел в глубокое подполье. Советская власть активно вторгалась в частную жизнь граждан и зорко следила за внешней обрядностью торжественных событий. До 1934 года новогодние елки были запрещены, и Дед Мороз обходил стороной одну шестую часть суши, занятую коммунистами.

Однако традиции православного праздника никогда не умирали. Родители дарили детям подарки, жены моряков шли в храм и ставили свечу, девушки по-прежнему просили у святого Николая брака по любви.

За годы независимости Украины праздник возродился в своих региональных традициях. Возродились и попытки сделать его общегородским.

В губернаторство А.В. Садыкова была предпринята последняя попытка сделать праздник общинным. Мотивацией к этому служила программа губернатора «Новая власть - новые возможности граждан». День святого Николая, по мнению администраторов, должен был способствовать объединению николаевцев на основе взаимопомощи и стремления жить лучше. Экономической составляющей общегородского праздника должно было стать развитие туризма и привлечение дополнительных инвестиций в «столицу святого Николая». Идея была здравая, но времени на ее реализацию не хватило.

В конце концов, общинные праздники сближают. Покровитель города святой Николай Мирликийский причислен к лику святых не только за чудеса, но и за добрые дела. Всем известна фольклорная казацкая легенда о том, как святой Касьян (его день 29 февраля), который, по преданию, хранит в сундуке злые ветры, несущие людям болезни и мор, пришел однажды жаловаться Господу на Николу Угодника.

- Отец Всемогущий, почему святой Николай так почитаем и любим народом, а меня так редко люди поминают в молитвах? Ведь я в трудах день и ночь, охраняю рабов твоих от болезней и глада, а все почести достаются Николаю. Ему строят храмы, воздают хвалу, иконы его во всех хатах...

- Позовите Николая, - распорядился Господь.

- Нет его на месте, - отвечают ангелы.

- А где он?

- Занят, помогает матросам снять корабль с мели.

- Зовите его от матросов, - опять требует Господь.

Возвращаются ангелы от матросов.

- Нет его у матросов.

- А где он?

- Помогает ямщику вытащить из болота телегу.

- Зовите его от ямщика.

Опять приходят ни с чем гонцы.

- Нет его у ямщика.

- Где он?

- Занят. Помогает купцам таможню пройти.

- Вот, - обращается Господь к Касьяну, - когда ты будешь так занят, как Николай, тогда и будешь почитаем в народе.

Сегодня у нас присутствуют, пожалуй, только «признаки почитания» святого Николая Мирликийского - покровителя города. Улица Никольская обрела прежнее название, в Каштановом сквере появился соответствующий памятник. Однако это свидетельствует только о поверхностной признательности и уважении к святому, который покровительствует всем нам. Взаимопомощь, доброта и отзывчивость не стали нашей кровью и плотью. Мы еще очень далеки от того, чтобы каждый день нашего бытия был похож своими делами на жизнь покровителя.

Но, может, в будущем городской праздник все-таки сделает нас добрее друг к другу?

Автор: Сергей Гаврилов, "Наш город"

Источник: novosti-n.org

Поделиться:
Telegram
Viber