Сектанты собираются под Одессой в ожидании Апокалипсиса

Размер текста
обычный

Сегодня

Несколько лет назад наделало много шуму дело «пензенских затворников». Тогда 30 человек ушли жить в пещеры в ожидании конца света. Эта история может повториться и в Украине. В Одесской области, кстати, одном из центров сектантства, обитают последователи одиозного движения иннокентьевцев, разгромленного в годы Гражданской войны. Их довольно много (несколько тысяч), и количество адептов увеличивается! Но большинство живут на территории Румынии и Молдовы. Одесские иннокентьевцы верят в скорый апокалипсис и намерены встретить его в подземном монастыре, построенном в 1913 году между селами Липецкое и Куйбышево.

Сектанты собираются под Одессой в ожидании Апокалипсиса
Монастырь. Занимал площадь 100 квадратных метров

Куйбышево — всего в 20 км от Котовска, но кажется, что оно — в другом измерении. Бескрайняя лесостепь, по которой разбросаны покосившиеся деревянные домишки. Ни улиц как таковых, ни общественных зданий здесь нет. Проживают в деревне всего три семьи глубоких стариков, которые кормятся лишь посредством натурального хозяйства: возделывают огородики, разводят птицу. Сельскохозяйственный инвентарь словно сошел со страниц учебника этнографии: допотопные серпы, колесные сохи, цепы. В общем, глухомань.

Фото: О. Константинов
Дед Демьян. Записал историю «Нового рая»

Деда Демьяна — маленького, похожего на гнома, 85-летнего старичка с роскошной бородой, мы застали за уборкой буйного разнотравья. Узнав о цели нашего приезда, крестьянин оживился и сразу поведал, что он — сын одного из руководителей общины, «апостола» (соратника) самого Иннокентия! Демьян Павлович продемонстрировал нам рукописную историю «Нового рая» — так называлось это место в начале XX века. «Я записал ее в 1971 году со слов лежавшего на смертном одре отца», — рассказал он, доставая составленный примерно в то же время план монастыря. Почти 100 тыс. кв. м подземных коммуникаций, сотни келий, три церкви, самая большая из которых имела свод высотой до 15 метров! В катакомбах одновременно могли находиться несколько тысяч человек. Над монастырем был разбит сад, окруженный хозпостройками, надземными часовнями, кладбищем. Все это при советской власти снесли, сад вырубили, а входы в монастырь завалили землей. Дед говорит, сохранилась только купель, в которой Иннокентий совершал ритуальные омовения своей паствы (во время одного из таких обрядов, проходившего зимой, насмерть замерзло несколько десятков человек. — Авт.), и колодец глубиной 52 м. «Вода здесь святая, истинно вам говорю», — утверждает дед Демьян. По легенде, рассказанной аборигеном, из колодца вел тайный лаз в одну из келий монастыря.

Фото: О. Константинов
Серафима. Была у патриарха

Современные последователи учения сумели расчистить вход в подземелье, попав через него в южный коридор монастыря длиной несколько десятков метров. Сюда выходят двери 18 келий и винного погреба. Коридор заканчивается завалом. «Но мы не сдаемся, мы будем продолжать копать и восстановим «Новый рай», — говорит руководитель общины Серафима. 80-летняя старушка большую часть жизни провела в православных монастырях, пока не нашла себя в Куйбышево, где узнала об учении Иннокентия от человека, возродившего секту — отца Нектария («архимандрита» Никодима). Нектарий скончался в 2007 году, передав бразды правления Серафиме. Цель жизни «игуменьи», по ее словам, — добиться у официальной РПЦ признания святости Иннокентия. «Я была у покойного патриарха Алексия, была у митрополита Одесского и Измаильского Агафангела, планирую встретиться с Кириллом. Они прозреют, Бог рано или поздно откроет им глаза», — заявляет Серафима.

Мы рискнули спуститься под землю. Катакомбы чем-то напоминают подземную часть мемориала партизанской славы в селе Нерубайское на окраине Одессы — те же узкие проходы, гладкие стены, сводчатые потолки. Разве что запах другой — пахнет тленом и… смертным ужасом. Где-то здесь, в лабиринте коридоров, кельи, в которых, по рассказам местных, лежат останки членов секты. Одни умерли от голода и болезней, других убили большевики.

Фото: О. Константинов
Катакомбы. Пахнут тленом

Сегодня сообщество иннокентьевцев, по словам Серафимы, насчитывает несколько тысяч человек. В основном это граждане Молдовы и Румынии, потомки первых адептов движения. Они собираются в «Новом раю» два раза в год — 19 января, на Крещение, и 2 августа, на Св. Илью. Приезжают вместе с детьми на машинах, которыми в эти дни уставлено все поле над монастырем. Когда подземелье удастся полностью восстановить, иннокентьевцы намерены спуститься в него и ждать апокалипсиса. «Будет глад и мор, море поднимется и затопит ту же Одессу, а над городом загорится сера, — предсказывает Серафима. — И тогда все народы соберутся здесь, в «Новом раю», «Новом Иерусалиме» и примут новое крещение. И будет им дарован третий, новейший, завет». В Котовске же об Иннокентии знают в основном из книги местного писателя Леся Гомина «Голгофа» (он участвовал в ликвидации секты). «Иннокентий был обычный мошенник и из-за него много народу погибло», — говорит таксист Михаил. О том, что община существует по сей день, простым котовчанам неизвестно.

ЦЕРКОВЬ: СЕКТАНТЫ. ИСТОРИКИ: МИФ

Сектанты собираются под Одессой в ожидании Апокалипсиса
Иннокентий читал проповеди на молдавском языке

Представители православной церкви к иннокентьевцам относятся однозначно негативно. «Они даже не христиане! — говорит пресс-секретарь Одесской епархии УПЦ (МП) отец Сергий (Лебедев). — Мы верим в Иисуса Христа, возносим ему молитвы, а они, кроме Христа, почитают в качестве бога Иннокентия. Не святого, а именно бога. Это фактически отрицание символа веры христианства, то есть они не христиане. Какие у нас могут быть с ними отношения?»

В свою очередь религиеведы рекомендуют не злоупотреблять терминами «секта» и «деструктивный культ». «Под признаки, которыми характеризуют понятие «секта» некоторые православные, подпадает практически любая религиозная организация, в том числе традиционная, вроде православия, — утверждает доцент философского факультета Одесского университета Эдуард Мартынюк. А историк-этнограф Александр Пригарин уверен, что во многом рассказы о злодеяниях иннокентьевцев — искусственно созданный миф. По словам историка, православие всегда очень ревностно относилось к посягательствам на свою каноническую территорию и умы паствы. «При каждой консистории (управлении епархии. — Авт.) существовал, да и существует миссионерский отдел, задачей которого является сбор информации и борьба с различными «еретическими» движениями. У этих отделов до революции было двойное подчинение — Синоду и… Министерству внутренних дел. По сути, это церковная спецслужба, тайная полиция». Что касается советской власти, то она уделяла «сектантской проблеме» даже больше внимания, чем борьбе с «попами». «Руководил этой кампанией соратник Ленина — Владимир Бонч-Бруевич, — рассказывает Пригарин. — Еще до революционного Октября он специально изучал эти движения как этнограф и прекрасно понимал, что в отличие от официальной церкви, именно в таких группах и направлениях — оплот народной религиозности». Кроме того, Иннокентий читал свои проповеди на молдавском языке, за что и имперские власти, и Советы считали его сепаратистом.

В КАТАКОМБАХ СЕКТЫ ИЩУТ КЛАДЫ

Фото: О. Константинов
Раскопки. Земля над монастырем распаевана

Главный вопрос, который возникает при посещении «Нового рая», — почему этот грандиозный подземный объект до сих пор не под охраной государства? Почему посторонние люди, пускай даже и почитатели Иннокентия, могут заниматься там раскопками, подвергая угрозе и свои жизни, и сохранность монастыря? Тем более, что, как рассказали нам местные, туда часто наведываются кладоискатели.

Сектанты собираются под Одессой в ожидании Апокалипсиса

Начальник одесского облуправления охраны памятников культурного наследия Наталья Штербуль говорит, что ответственность за монастырь несут власти Котовского района. «Пару лет назад наш сотрудник побывал в Липецком, осмотрел территорию и передал, что там какой-то местный энтузиаст уже копается. А техническое состояние объекта вызывает серьезные опасения! Катакомбы могут рухнуть в любой момент. Управление поручило райадминистрации контролировать ситуацию, не выдавать разрешений на раскопки, пока не будут произведены укрепительные работы, а также составить перечень вопросов, которые позволят нам начать процедуру признания объекта памятником истории. Но ничего не сделано», — говорит чиновник. В Котовске говорят, все упирается в отсутствие средств. «К нам никаких распоряжений не поступало. Мы по своей инициативе пару лет назад обращались в научный институт в Киеве, но там сказали, что только выезд специалиста, который определит, является ли этот объект памятником или нет, будет стоить 10 тыс. грн. У нас таких денег нет. Решено было оставить все это до лучших времен. Что касается несанкционированных раскопок, то ничего мы поделать не можем. Это земля частная, распаеванная, и ее владельцы имеют право делать там, что хотят. Но сейчас дожди с градом идут и, думаю, то, что они раскопали, будет засыпано опять», — говорит начальник Котовского отдела культуры Ольга Шапран.

Фото: О. Константинов
Последователи. В церквушке образ Иннокентия находится рядом с распятием

СОЛОВКИ И ПЬЯНАЯ ДРАКА

Карьеру духовного лидера уроженец молдавского села Косоуцы Иннокентий (в миру Иван Левизор) начал в 1908 году в Балте, где монашествовал в тамошнем монастыре. Неожиданно он объявил себя исполненным Святым Духом, стал выступать с проповедями о близком конце света. И призывал достойно встретить его, а именно — отречься от мира: продать имущество, бросить семью. В Балту подались верующие... Естественно, православные власти не могли остаться в стороне. Иннокентия назвали еретиком, обвинив попутно в совращении некоторых своих «духовных дочерей», и сослали в Муромский монастырь. Секта между тем продолжала существовать и даже начала сооружение грандиозного подземного схрона у села Липецкое.

В 1912 году томящийся в неволе Иннокентий задумал вернуться. Он сумел передать своим соратникам весточку с требованием «поднимать народ». Морозной зимой тысячи верующих пешком по заснеженным дорогам отправились вызволять предводителя. Добрались всего 800 душ. Они осадили обитель и потребовали от настоятеля выдать Иннокентия. Тот подчинился, и толпа двинулась в обратный путь. «Пророка» при этом несли на ковре. Но далеко уйти не смогли. На полдороги Иннокентий был арестован и препровожден в Соловки, где покаялся и отрекся от учения. В Липецкое, где уже был готов подземный монастырь, он вернулся только в 1917-м. Через полтора года «мессия» погиб, как пишут советские исследователи, в пьяной драке. Лишившись предводителя, сектанты все же остались в «Новом раю», где умирали от тифа и туберкулеза, вызванных сыростью и антисанитарией. Кроме того, они предавались оргиям и прятали дезертиров из всех армий-участниц Гражданской войны. По мнению некоторых авторов, иногда практиковалось ритуальное самоубийство как высшая форма поклонения одному из преемников Иннокентия, «татуне» Иоанну.

В 1921-м году на общину иннокентьевцев наконец обратила внимание советская власть. В Липецкое направили несколько отрядов красноармейцев, которые ворвались в монастырь и устроили там форменное побоище. Несколько десятков сектантов спрятались в отдаленном зале, куда один солдат бросил гранату. Часть оставшихся в живых верующих выслали, а некоторые вошли в коммуну «От тьмы к свету» в Липецком. После этого иннокентьевцы упоминаются в официальных документах крайне редко. В 1952 году тогдашний Генсек Леонид Брежнев обратился в ЦК с просьбой депортировать из Молдавии «антисоветские элементы», в том числе иннокентьевцев, которых обвиняли в том, что они «заживо погребали детей и даже убивали людей, которые могли бы разоблачить их дела». «Советская Молдавия» утверждала, что обнаружены еще далеко не все «тайники» секты. Учет религиозных объединений в СССР в 1961 году выявил 15 общин иннокентьевцев. На конец 1970-х пресса сообщала, что движение «сошло на нет».

БИЛИ ХЛЫСТАМИ И ПИЛИ МОЛОКО

В конце XIX — первой половине XX веков на территории сегодняшней Одесской области функционировал целый ряд нетрадиционных религиозных организаций: староверы поповского и беспоповского толка, а также хлысты, скопцы и молокане.

Хлысты верили в то, что любой человек может стать вместилищем для духа святого. Не признавали священников, святых и церковные книги, а также государство. Во время богослужений (радений) частенько избивали себя хлыстами, впадая в религиозный экстаз. Иногда радения заканчивались сексуальными оргиями. Существует неподтвержденная теория о том, что «святой старец» и странник Григорий Распутин был именно хлыстом.

Скопцы — близки по мировоззрению к хлыстам. Считали, что единственным путем спасения души является борьба с плотью путем оскопления, то есть кастрации. Это называлось «убелением». Существовали разные степени «убеления»: «малая печать», «большая». Оскоплению подвергались как мужчины, так и женщины. Позже физическую кастрацию практиковать перестали, заменив ее духовным оскоплением, попросту — воздержанием.

Молокане названы так за то, что в постные дни пили молоко, да и вообще любили этот продукт. У них нет священников и церквей, а единственным источником веры является Библия, которую молокане толкуют иносказательно. Причем толковать имеет право каждый верующий. Общины молокан существовали в Татарбунарском районе Одесской области до начала 2000-х годов.

Прыгуны — направление молоканства. Отличались тем, что во время молитвенных собраний прыгали, объятые мистическим экстазом. По словам этнографа Александра Пригарина, в таком состоянии «осененный духом» верующий мог спровоцировать даже массовый суицид. К слову, последний документально зафиксированный случай коллективного самоубийства по религиозным мотивам произошел в Одесской области в 1900-м году. В селе Великоплоское (ныне Великомихайловского района), предчувствуя скорый конец света, группа старообрядцев из 27 человек замуровала себя в подземелье. Были там и малые дети. А когда стало ясно, что ожидаемого апокалипсиса не будет, лидер секты обрушил свод пещеры.

Олег Константинов

Источник: novosti-n.org

Поделиться:
Telegram
Viber