Сердобольные вдовы

Размер текста
обычный

В России до XIX века не существовало специальных учреждений, занимавшихся подготовкой среднего и младшего медицинского персонала. Первая попытка создать подобного рода заведения относится к 1803 году, когда при воспитательных домах Санкт-Петербурга и Москвы были основаны вдовьи общины. Их обитатели вошли в историю медицины под собирательным именем – «сердобольные вдовы» - прообраз будущих медсестер. Сегодня мы о них знаем очень мало. Однако известно, что в Николаеве «женский медперсонал» появился раньше, чем в столицах.


Вдовы милосердные и торговые


Появление первого госпиталя на территории будущего Николаева связано с именем Данилы Самойловича. Русско-турецкая война 1787-1791 гг. застала основоположника русской эпидемиологии на Кинбурнской косе в лагере генерал-аншефа А.В. Суворова. В жестоком сражении 1 октября 1787 года он прямо на поле боя оказал неотложную помощь дважды раненному полководцу и спас ему жизнь.


В следующем году ожидалась длительная осада Очакова. Раненые солдаты и офицеры – головная боль для командования. Обозные лазареты «тормозили» маневренное передвижение войск, молниеносные суворовские марши утрачивали внезапность.


Стационарные госпитали в конце ХVIII века находились далеко от театра военных действий. Дальняя дорога к операционному столу на тряских подводах приводила к высокой смертности раненных бойцов. Данила Самойлович лично обратился к Григорию Потемкину с рапортом об учреждении стационарного прифронтового лазарета. 29 июня 1788 Светлейший князь письменным распоряжением приказывает обустроить такой лазарет в селе Витовка.


Для нормальной работы военного госпиталя нужно было подобрать штат. Лекарей «насобирали» по всей действующей армии, а вот со средним персоналом возникли проблемы.


Здесь нужно сделать паузу и сказать о традициях, сложившихся в русской военной медицине. В стационарных госпиталях и лазаретах, что были расположены в центральных губерниях страны, раненных лечили профессиональные врачи, а обязанности медсестер, санитарок и фельдшериц выполняли монахини окрестных монастырей. Они добровольно приходили помогать страждущим, кормили калек, помогали перевязывать раны, мыли больных и читали молитвы «во исцеление». В действующей армии, которая постоянно перемещалась, сиделок не было. Военным хирургам «ассистировали» легко раненные бойцы и… маркитантки. Да, да, именно маркитантки. Что это были за женщины? Откуда появлялись и как попадали на фронт?

Историк Дмитрий Чулков, занимавшийся изучением российских сословий, называет их «мещанскими вдовами». Это были молодые бездетные женщины, которые по разным причинам рано овдовели. У кого-то муж погиб на войне, у кого-то умер от болезни или сгинул на каторге в Сибири. В общем, здоровые, полные нерастраченной энергии, женщины, которые не хотели прозябать в скучном мещанском быту.


Из окна своего дома они смотрели на колонны гренадеров, идущих к театру военных действий, затем принимали решение: распродавали все движимое и недвижимое имущество, покупали кибитку, пару бочек вина, солонину, сухарей и… отправлялись за солдатами на фронт.


Маркитантские магазины – кровь и плоть действующей армии. В походном лабазе можно купить вина и табаку, целебную мазь и порох, можно починить прохудившийся сапог и заточить палаш. Маркитанткам перед боем солдаты сдавали жалование на случай «загибели». В походных лазаретах женщины помогали докторам, были «на подхвате» при операциях и выхаживали раненных. В армейских частях, как пишет Чулков, «случались наследственные маркитантские династии». В походах приживались дети от разных отцов. Дочери наследовали профессию матери, сыновья уходили в денщики к офицерам.


Данила Самойлович зачислил в штат своего госпиталя одну такую маркитантку. Нам известно о ней довольно много, благодаря воспоминаниям Екатерины Ивановны Хрусловой, опубликованных в журнале «Нива», № 4, за 1907 год.

Екатерина Хруслова – жена известного художника, главного хранителя Третьяковской галереи Егора Хруслова и правнучка первой николаевской медсестры - «сердобольной вдовы» - Марии Семеновны Тропаревой. Послушаем ее.


Вдовья слободка


Мария Тропарева родилась в 1765 году в Орле. Рано лишалась родителей и рано вышла замуж за отставного капитана Вельяминова. Брак длился всего две недели. Супруг заболел и умер от горячки. Вдова не успела даже выправить документы на фамилию мужа и потому осталась без пенсии. Пришлось все продать и пойти с армией «на турка».


Походная торговля не заладилась с самого начала. В январе 1788 года ногайские татары в глухой степи разграбили обозные магазины. Девушка осталась ни с чем. Некоторое время она была при кухне, затем прибилась к лазарету. Здесь ее и увидел Данило Самойлович. Главному лекарю понравилась расторопная девушка. Он ей предложил работу и жалованье.


Лазарет в Витовке существовал только на бумаге. Два десятка шалашей, дюжина кибиток, несколько охотничьих домиков – вот и весь госпиталь. За 180 дней осады Очакова численность 80-тысячного корпуса, участвовавшего в осаде, сократилась вдвое. Солдаты умирали в основном не от пуль и снарядов, а от голода, холода и эпидемий. В госпиталь потоком поступали раненые и обмороженные. Самойлович распорядился выкопать несколько землянок, чтобы укрыть холерных больных от зимнего ветра. Землянки топились по-черному и освещались лучинами.


Вот как правнучка передает рассказ Тропаревой о госпитале в первые дни Очаковского штурма: «…Помимо ужасных зрелищ, которые представлял собой перевязочный пункт, принимавший изуродованных раненых, особые трудности для нас создавали и сами больные. Они кричали ночами и не давали заснуть остальным… Никто почти из этих страдальцев не выздоравливал и редко кто проживал здесь сутки; большей частью через час, через два, изуродованный солдат отдавал Богу душу и уносился в общую могилу, которая была вырыта рядом с лазаретом… В середине зимы в помощь нам добавили еще трех сестер и несколько солдат из инвалидной команды...».


Данило Самойлович пишет несколько отчаянных писем Потемкину, где подробно описывает ситуацию в Витовском госпитале. Светлейший князь присылает на помощь к доктору своего дальнего родственника секунд-майора Михаила Высоцкого, который развивает бурную деятельность и за год отстраивает каменные корпуса госпиталя. Еще через полгода он возводит здание больницы для флотского экипажа на территории Критских казарм (совр. ул. Акима, 2).


5 декабря 1791 года этот комплекс зданий стал именоваться военно-морским госпиталем. Авральные темпы строительства сказались на качестве помещений, которые возводились из мелкого ракушняка и скреплялись глино-песчаным раствором. Через восемь лет стены домов стали рушиться.

В 1817 году по распоряжению Адмиралтейства госпиталь в Витовке был закрыт. Весь его штат переведен в Николаев.


Персонал этого учреждения по своей квалификации мог соперничать с самыми престижными клиниками Европы. Здесь начинали свою карьеру такие светила медицинской науки, как О.Петровский, К. Енько, Н. Червинский. В 30-40-е годы ХIХ века тут работал известный хирург К. Розенберг.


Мария Семеновна Тропарева и еще четыре сестры переехали на территорию госпиталя, где им предоставили временные квартиры. В 1822 году «сердобольные вдовы» переселились в новые дома, которые им построило морское ведомство в районе 1-й Военной улицы. Постепенно тут осели все сестры, работающие в госпитале. Образовалась «Вдовья слободка». Она просуществовала в городе до конца Крымской войны.


«Аккуратные полисадники, разбитые по одной линии, черепичные крыши и железные ворота выгодно отличали дома госпитальных вдов от домов мастеровых по другую сторону улицы. Последние были отстроены из серого лампача и крыты камышом…». – Вспоминал в 1827 году пансионер Черноморского флота, впоследствии известный русский архитектор Д. Ефимов.


В 1834 году неподалеку от госпиталя по проекту Карла Акройда было построено здание училища для дочерей нижних чинов Морского ведомства. Мария Тропарева и другие «сердобольные вдовы» на общественных началах преподавали девушкам науку о том, как стать грамотной сиделкой возле больного. Это, действительно, наука. Сохранился учебник, датируемый 1849 годом. Вот небольшая цитата из него: «…Больному вреден шум, но не тот, который громок, а тот, который причиняет ему наибольшее беспокойство, и возмутительная жестокость со стороны врача - вести полушепотом разговор о больном в его же комнате; несчастный будет напрягаться все услышать и нервничать, а нет ничего хуже неизвестности. Больной должен сам научиться бороться со своей болезнью, и многое зависит от него самого… Посетители и близкие не должны мучить больного различными советами и наставлениями о том, как лечиться…».


Мария Тропарева прожила 87 лет и умерла в 1852 году. Ее могила сохранилась на старом городском кладбище.


Институт «сердобольных вдов» просуществовал в российской медицине вплоть до 1892 года. Затем незамужних женщин-подвижниц сменили профессиональные медсестры.


В эпоху русско-турецких войн на Балканах в конце ХIХ – начале ХХ века у русской аристократии возникло популярное движение: благородные дамы и великие княгини несколько месяцев обучались искусству больничных сиделок, чтобы поехать на фронт для работы медсестрами в полевых лазаретах. Такой поступок считался проявлением гражданственности и патриотизма. Впрочем, это совсем другая история.


Госпиталь


Военно-морской госпиталь в Николаеве пережил достойную биографию. Во время Крымской войны тут были развернуты лазареты на 15000 коек. Госпиталь превратился в целый город. На правом берегу Ингула даже здание канатного завода было приспособили под больничный покой. Здесь лечился легендарный матрос Кошка.

В 1867 году было принято решение о создании нового госпитального комплекса. Строительство растянулось на целых 20 лет. В сентябре 1886-го был освящен госпитальный храм во имя Святого Александра Невского, и новое заведение приняло первых больных.


Жизнь госпиталя богата знаковыми событиями. Здесь работали знаменитые врачи – И.П. Попов, К.А. Хомицкий, В.К. Кнорре и доктор Василий Иванович Богданов – автор знаменитой революционной песни «Дубинушка». Сюда в кандалах привезли лечиться двенадцать членов экипажа броненосца «Князь Потемкин Таврический».


После октябрьской революции и Гражданской войны заведение претерпевает печальные изменения. Часть больничных зданий занимает 15-й артиллерийский полк. Храм Святого Александра Невского военные забирают под клуб. Имущество прихода конфисковывают.


В фашистскую оккупацию здание храма было разрушено немцами при отступлении. Старые больничные корпуса чудом уцелели.

В 1951 году госпиталь был переведен в состав ВМФ СССР, а в 1994-м в состав ВМС Украины.


Сегодня самое старое медицинское учреждение города работает по территориальному принципу. Заведение обслуживает около сотни воинских частей Николаевского, Херсонского, Первомайского и Очаковского гарнизонов. В 2000 году госпиталь начинает обслуживать военнослужащих миротворческих контингентов Украины в Либерии, Сьерра-Леоне, Ираке и Иране. Ежегодно здесь лечится до 5000 человек.



Поделиться:
Telegram
Viber