«І ти, Колюня, не зівай – хохли спекли коровай!»

Текст
меньший
Главным героем светско-агитационной фотохроники можно считать румяный каравай, без которого физиономия безудержно гастролирующего по стране Николая Яновича Азарова уже стала смотреться даже нелепей обычного.

Главным героем светско-агитационной фотохроники уходящего лета несомненно можно считать румяный каравай, без которого физиономия безудержно гастролирующего по стране Николая Яновича Азарова уже стала смотреться даже нелепей обычного.

Многовековая традиция встречать гостей «хлебом-солью», намертво вмурованная в народную память советской номенклатурой, всегда вызвала у «Обкома» противоречивые чувства. Попытка соединить в одном жанре монументальную скульптуру и кулинарию изначально ничем хорошим закончиться не могла, посему белесые розочки на обугленном тесте блестящего, как глазурованная керамика, «хлеба» обычно на корню выжигают аппетит даже изголодавшемуся в дороге гостю.

Что с ними становится потом, когда гость уже отломил и в случае удачи даже прожевал кусочек, ради которого и ставилась в печь вся эта условно съедобная лепнина? Кто знает, может, их доедают прилагающиеся в комплекте девушки в народных костюмах разной степени пошлости? Или их перетирают в муку, добавляют ложечку цемента и лепят новые караваи? Или выбрасывают на дорогу, как делал Остап Бендер? Или, может, специальный музей при аппарате того же Азарова бережно хранит окаменевшие остатки в винтажной коллекции? Кто знает, кто знает… Ведь каравай прорывается в наше сознание только в момент своей наивысшей славы – когда на него устремлены десятки теле- и фотокамер, и прежде всего фотокамеры пресс-службы Кабинета министров Украины, которая в очередной раз спешит сообщить миру, что Николая Яновича Азарова опять где-то покормили. Предлагаем вашему вниманию небольшую подборку лучших фотоотчетов правительственной пресс-службы о летних тусовках Азарова с караваем:

Обратите внимание, с какой искренней радостью девушка в Харьковской области подносит каравай дедушке, одетому в какую-то потрепанную тужурку а-ля повседневный костюм рабочего из Северной Кореи. Глядя на эту скудную одежку и втянутое пузо Николая Яновича, девушка явно не сомневается, что делает доброе дело – кормит малообеспеченного голодного старичка. Откуда ей знать, что мозг этого милого тихого оборванца прямо в эту секунду задумывает очередное покращення как для нее, так и для ее руководства, а заодно и для всей Харьковской области?!

В Днепропетровскую область Николай Янович уже надел тужурку поприличнее, и улыбка подносящей каравай женщины вместо сострадания тут же наполнилась ехидством. Причина ехидства тоже вполне понятна – посмотреть на лицо премьер-министра, озадаченного видом граненого хлеба, дорогого стоит.

Но если граненый днепропетровский хлеб можно считать доброй шуткой, то в Крыму над премьером натуральным образом поиздевались. Вся гамма эмоций – на лице покрасневшего от обиды Николая Яновича: «Какая сволочь в винодельческом хозяйстве, посреди самых настоящих виноградников додумалась заставить меня дегустировать вот ЭТО??? И, кстати, а не этим ли меня уже кормили на Харьковщине?!»

Впрочем, как можно судить по следующей фотографии, крымский премьер Могилев и его подчиненные быстро исправились. Николаю Яновичу таки провели правильную, достойную бескрайних виноградников дегустацию: несложно заметить, что руки премьера на добрых полметра промахиваются мимо вручаемого ему каравая. Возможно, причиной тому странная хореография церемонии встречи Азарова – аж три девушки зачем-то решили держать рушник, вот Николая Яновича и повело по его периметру. А может, как раз наоборот – не закрывалась бы крайняя девушка рушником, так и до декольте бы шаловливые ручки дотянулись.

А вот на сельхозпредприятии «Нибулон» геометрическую проблему Азарова девушки решили просто: стали свиньей – и хрен куда дотянешься! Николай Янович, поняв, что здесь ему ничего не светит, даже оделся построже, пиджак натянул. Вообще, от одежды много чего зависит. Вот, например, когда Николай Янович в костюме, ему и хлеб подают красивый, аккуратный, весь и звездами, и другой какой-то фигней обсыпанный, – одно слово, элитный:

А вот Полтавщина, Азаров опять в своем северокорейском френче, и что же мы видим:

Черный, страшный, в потеках, наверняка ж еще и с плесенью! И губки дарительницы явно приговаривают: «На, подавись, бомжара старый, и не дай бог еще раз тебя здесь увижу!»

А здесь снова костюм (хоть и происходят события на каком-то заросшем заводском стадионе на Сумщине), и снова – улыбки, почет и уважение, хлеб не обугленный, красивый, со звездочками… «Подождите, а не им ли меня на Харьковщине и в Крыму угощали?!» Им самым, Николай Янович! Более того, его и на Запорожье хватило, хоть уже и зачерствел немного:

Хотя в Запорожье, конечно, хлеб – далеко не самое очаровательное, что ждало Николая Яновича. Да простят нас встречавшие премьера девушки, но «самое очаровательное» – это и не о них. Главная прелесть данной фотографии – это классический совковый «настенный» ковер с узорчиком, расстеленный на бетоне взлетной полосы со всей, так сказать, широтой восточной души мэра Запорожья Александра Сина. На фоне этой красоты и хлеб выглядит особенно пикантно.

Однако самая символическая фотография из каравайной фотосессии господина Азарова была снята на Житомирщине. Наверное, есть в этом какой-то особый кайф, какой-то особый смысл: назло всем стараниям родного правительства, вопреки всем козням Азарова и его шайки – вспахать землю, посеять пшеницу, собрать урожай, обмолотить, обмолоть, замесить тесто, вылепить, испечь каравай, дождаться пошлого предвыборного визита дорого гостя… и наконец вручить свой «хлебный дар», отчетливо произнеся в лицо: «Когда ж ты уже нажрешься, Николай Янович?!»

Юрко КОСМИНА, "ОБКОМ"


Источник: nikvesti.com

Поділитися:
Telegram
Viber