Никакой «ликвидации» в Одессе не было

Размер текста
обычный

Семь месяцев в ночной Одессе шла стрельба. Люди, одетые по послевоенной моде, кого-то «убивали» в подворотнях. Прохожие вздрагивали от выстрелов, но тут же успокаивались. Весь город знал - это снимают кино про то, как маршал Жуков боролся с преступностью.

Маршал Жуков пострадал за то, что любил приписывать себе больше побед, чем одержал на самом деле.

Такая операция на самом деле имела место в послевоенной Одессе. Известно даже ее кодовое название - «Маскарад». Но подлинные ее масштабы, а главное - эффективность и результат сегодня вызывают у историков большие сомнения.

Многие авторитетные исследователи делают вывод, что скорее всего она проходила больше на бумаге в виде мифических отчетов, чем в действительности.

Да, Жуков тогда действительно командовал Одесским военным округом. Но какова была доля его руководства в разгроме криминала, и как все это происходило, тоже не знает никто, в том числе и создатели художественного сериала «Ликвидация». И это не их вина.

Остается тайной проблема преступности 30-х - 40-х годов до сих пор одна из тщательно охраняемых государственных тайн. Никакой информации о сводках и действиях маршала Жукова в «одесский» период нет даже в архивах КГБ. Одним словом, «борьба Жукова с одесскими ворами» не имеет ни единого документального подтверждения. Скорее всего эта история - всего лишь один из послевоенных мифов, который разносили по стране разъезжавшиеся по домам фронтовики.

Авторы «Ликвидации» талантливо воспользовались этими легендами, сняв вполне приличный приключенческий детектив. Но если бы они немного подождали с запуском фильма, то картина получилась бы более правдивой.

Дело в том, что задолго до них другая киногруппа под руководством Максима Файтельберга занялась исследованием той же самой темы, чтобы снять документальный фильм. Авторы будущего кино не собирались делать коммерческий продукт. Они изучали проблему одесской послевоенной преступности как отдельного явления и фиксировали все этапы своего исследования на пленке. Они проделали фундаментальную научную работу. И если «Ликвидацию» отсняли за семь месяцев, то на свою ленту Файтельберг затратил около двух лет. По материалам, собранным им и его коллегами, можно написать многотомную монографию.

Документалисты тоже столкнулись с проблемой засекреченности. Автор сценария фильма Ирина Чернова рассказывает, что все официальные обращения и в государственные архивы, и в ФСБ не дали никаких результатов. Тогда авторы фильма решили самостоятельно выяснить, что же происходило в городе в то время. Первым делом им надо было уточнить, действительно ли в Одессе зашкаливала преступность. Из документов, содержащихся в рассекреченной «Особой» папке Сталина, видно, что в 1946 году по всей стране было зафиксировано более 500 тысяч преступлений. Одесса в этих сводках никак не выделялась.

Однако легенда о «Ликвидации» возникла не на пустом месте. Началось все в 1946 году. В Одессу прибыл маршал Жуков, и молва тут же разнесла вполне логичный вывод: если в город прислали самого маршала Победы, значит дела тут плохи.

Действительно, война и последовавшая за ней разруха спровоцировали в Одессе всплеск преступности. По словам одесского старожила, фронтовика, полковника в отставке Исая Бондарева, «это был период своего рода НЭПа, когда вся жизнь сосредоточилась на «Привозе», в коммерческих магазинах. Но для обычных рабочих булка хлеба стоила на рынке100 рублей - это месячная заработная плата».

Поэтому ночью город принадлежал вооруженным бандитам и грабителям. По свидетельству Михаила Ильченко, участника Парада Победы, персонального водителя Василия Сталина, «как только сгущались сумерки, начинались грабежи. Люди уже не выходили на улицы. Одесса вымирала».

Запуганные одесситы мечтали о герое, который взял бы на себя ответственность, переступил закон и разом, как в послереволюционные 20-е годы, перестрелял всех бандитов.

- Думаю, Жуков сначала даже не знал, куда он попал. В Одессе все друг друга знают, всегда был определенный слой людей, которые держали руку на пульсе, контролировали все городские структуры сверху донизу. Можно было позвонить и сказать: «Моня, в чем дело? Давайте выпустим этого товарища». И его мгновенно выпускали, - рассказывает одесский историк и писатель Виктор Савченко, автор книги «Одесса масонская».

И все же криминальная ситуация в Одессе не слишком отличалась от той, что тогда была в любом послевоенном городе. Вот одна из рассекреченных сводок, взятая в одесском архиве.

«26-27 октября 1946 года зарегистрировано:

Уличное ограбление. В 00 часов 30 минут находящийся в нетрезвом состоянии военнослужащий подвергся нападению со стороны нескольких неизвестных лиц, которые нанесли ему ранение в область головы тупым твердым предметом, сняли с него одежду, забрали документы и скрылись.

Вооруженное ограбление.

В ночь на 27 октября обнаружен убитым сторож 11-го магазина Горпищеторга. Предварительным расследованием установлено: сторож застрелен, из магазина похищены продукты и 1500 рублей денег.

Подпись: начальник одесского уголовного розыска капитан Соколовский».

Просто стреляли

Однако сами одесситы и сегодня слухам верят гораздо больше, чем официальным данным.

- Хотя статистика, которая представлялась в обком партии со стороны милиции, была явно занижена, все равно уголовному розыску приходилось нелегко. Подчас за ночь совершалось до 70 ограблений. А всего в уголовном розыске работало 80 человек. Поэтому, когда приехал маршал Жуков, партийные органы обратились к нему с просьбой помочь в ликвидации преступности, - говорит режиссер Максим Файтельберг.

И тут, по мнению сторонников операции «Маскарад», начались характерные для маршала Победы «перегибы». Возможно, им руководило желание выслужиться перед Сталиным, который отправил его в ссылку.

- Как только переодетые в гражданское офицеры Жукова замечали подозрительного, даже который просто подходил, чтобы попросить прикурить, они тут же открывали стрельбу на поражение. Им не нужны были аресты, они просто стреляли в людей, пока не отстреляли несколько сот человек за пару месяцев, - вспоминает Виктор Савченко.

Вот так в результате «блестящей» жуковской операции к осени 1947 года Одесса была очищена от преступников.

Повторяем, такова всего лишь одна из точек зрения и легенда, одним из авторов которой, похоже, был сам маршал и его кинематографический клон в постановке Сергея Урсуляка.

На самом деле правда до сих пор неизвестна. Бывший начальник политуправления МВД СССР генерал Зазулин утверждает, что уже на склоне дней Георгий Константинович не раз с гордостью рассказывал, как, будучи в Одессе, за одну ночь убрал всех главарей преступных групп, расхитителей и воров. Но о маскараде с расстрелами на месте маршал ни разу не упоминал. Так же, как и в своих знаменитых мемуарах.

С другой стороны, считается, что именно благодаря этой истории в начале 70-х министр внутренних дел СССР Щелоков наградил Жукова знаком «Заслуженный работник МВД СССР».

21 февраля 1947 года в Москве открылся пленум ЦК ВКП (б). На первом же заседании Жукова вывели из состава Центрального комитета партии. В тот же день он пишет письмо Сталину с просьбой принять и выслушать. Сталин не отвечает. Жуков пишет еще одно письмо. Кается в ошибках, главная из которых, по словам самого маршала, - переоценка своей роли в боевых операциях и потеря чувства большевистской скромности.

Из письма Жукова Сталину: «На заседании высшего военного совета я дал Вам слово в кратчайший срок устранить допущенные мною ошибки, и я свое слово выполняю. Работаю в округе много и с большим желанием. Прошу Вас, товарищ Сталин, оказать мне полное доверие, я Ваше доверие оправдаю».

В такой ситуации Георгий Константинович вряд ли решился бы отдавать приказы о расстрелах на улицах мирной Одессы, как это делали большевики в двадцатых годах.

А вот что говорит отставной полковник милиции Исай Бондарев, который в 1946 году был направлен в военную комендатуру Одессы:

- В комендантской роте никаких указаний маршала Жукова, чтобы расстреливать бандитов на месте, не было и не могло быть. Мы действительно сотрудничали с работниками милиции, проводили повальные обыски, много обследовали чердаков, подвалов, где оккупанты оставили оружие. Были на выездах в Одессе, проверяли входящий и выходящий транспорт и, конечно, вместе патрулировали».

Через несколько месяцев Исая Григорьевича перевели на работу в местную милицию. Его участок располагался в районе вокзала и был насыщен воровскими малинами.

Информация о том, что в городе кто-то уничтожает преступников, сюда непременно бы докатилась. Многочисленные бандитские трупы ведь не скроешь.

- По-моему, это выдумка, - говорит Бондарев. - Я ничего такого не слышал, не видел и не знал, и разговоров тогда таких не было, потому что как бы там ни было, а какие-то отрывки разговоров и таких действий доходили бы до нас, работников милиции.

С другой стороны, маршал все-таки мог участвовать в наведении порядка в Одессе. Вот по какой причине. Почти половина всех вооруженных грабежей, убийств и пьяных выходок со стрельбой в первые послевоенные годы приходилась на долю молодых фронтовиков и военнослужащих. Вчерашние фронтовики чувствовали себя героями-победителями, проливавшими за страну кровь. Они вправе были рассчитывать на благодарность. Но разрушенная нищая страна не в состоянии была дать им что-то особенное. Особенно тяжело приходилось тем, кто ушел на войну со школьной скамьи. У них не было ни семьи, ни образования, ни профессии. Зато было привезенное с фронта оружие и умение убивать.

Нежелание подчиняться гражданским законам и плохое снабжение делали людей в погонах чуть ли не самой криминализированной средой в те годы. И Одесский военный округ не был исключением.

Из докладной записки начальнику милиции Одессы и первому секретарю Ленинского райкома партии Одессы:

«29 декабря 1946 года по улице Красная около моста шла рота военнослужащих артиллерийского полка. Один из военнослужащих вышел из строя и вырвал у проходящей гражданки буханку хлеба. Когда мой помощник, который лично все это видел, обратился к командиру роты с требованием наказать мародера и вернуть женщине хлеб, старший лейтенант погнал сотрудника милиции и даже отказался назвать воинскую часть, к которой принадлежит указанная рота.

В ноябре нами раскрыта группа грабителей, которые выезжали на автомашине в близлежащие города и села и совершали вооруженные грабежи. Кроме того, этой группой было совершено 5 квартирных краж. Возглавлял группу старший сержант Тюрин.

31 декабря арестована воровская группа из 3 человек, двое из которых военнослужащие воинской части 3372. Установлено, что во время дежурства они бросали пост и с винтовками шли совершать кражи. Задержаны в момент переноски козы, которую они украли у гражданки.

Излагая вышеуказанное, прошу воздействовать на командиров частей, допускающих безобразие и уголовные преступления со стороны военнослужащих, так как это приняло уже массовый характер. Начальник 5 отдела милиции г. Одессы».

Подобные донесения с требованием воздействовать на военных поступают из всех одесских райотделов. Так что у руководства города были все основания обратиться к командующему округом маршалу Жукову.

В 1946 году от измученного преступниками населения во все инстанции идут гневные письма. Даже в избирательных бюллетенях люди пишут: «Требуем навести порядок. Доколе мы будем жить в страхе перед уголовниками».

И снова, как в 30-е годы, издаются Указы, ужесточающие наказание. Органам МВД дано право решать судьбу задержанных, минуя суд. Улицы городов патрулируют вооруженные отряды.

- В правоохранительные структуры пришли фронтовики. Если речь шла о задержании какой-нибудь криминальной группы, то сначала стреляли, а потом говорили: «Стой, кто идет». Для этого не надо было никакого Жукова. Да и не его это, не маршальское дело гонятся за преступниками. Он и так велик сам по себе, - рассказывает военный историк Николай Барбашин.

Осенью 1947 года в стране собрали новый урожай, и люди перестали умирать с голода.

К 1948 году отменили карточки. Вскоре снизились и цены на продукты. Вчерашние фронтовики адаптировались к мирной жизни. Сыграли тут свою роль и жесткие полицейские меры. Как бы там ни было, ситуация в стране стабилизировалась. Одесса не была исключением. Но город упорно продолжал связывать улучшение обстановки с одним именем.

Тем временем Сталин решил нанести окончательный удар именно по авторитету прославленного маршала. К тому же два года ссылки в Одессе с точки зрения вождя было недостаточным наказанием за гордыню.

20 января 1948 года Политбюро обвиняет Жукова в присвоении трофейных ценностей. В постановлении сказано: «Жуков заслуживает исключения из партии и придания суду. В качестве наказания направить командовать более мелким военным округом». Так маршал Победы оказался в уральском изгнании.

Впрочем, обо всем этом подробно рассказывается в документальном фильме «Маршал Жуков против бандитов Одессы.

Источник: http://www.nr2.ru

Источник: novosti-n.org

Поделиться:
Telegram
Viber