Конец истории отменяется: чем внешний враг благотворен для Украины

Размер текста
обычный

После окончания холодной войны на Западе получила распространение концепция «Конца истории», описанная американским политологом Фрэнсисом Фукуямой в одноименной статье в журнале Foreign Affairs, а затем и в полноценной книге. Суть данной концепции можно изложить следующей цитатой из статьи Фукуямы: «То, чему мы, вероятно, свидетели – не просто конец холодной войны или очередного периода послевоенной истории, но конец истории как таковой, завершение идеологической эволюции человечества и универсализации западной либеральной демократии как окончательной формы правления».

Одним из аргументов в пользу теории Фукуямы является более чем двукратный рост числа либеральных демократий в мире с начала 1970-х. Источник данных – Freedom House, исследование Freedom in the World

Фактически, Фукуяма рассматривал историю как некий процесс эволюции общественного устройства, логическим образом завершающийся повсеместным воцарением либеральных демократий западного типа. Это, в свою очередь, должно было бы привести к исчезновению ряда привычных нам форм исторических процессов – в первую очередь, разрешения конфликтов через военные действия.

Действительно, вооруженные конфликты между демократическими странами в истории случались нечасто и, как правило, были значительно менее разрушительными, чем конфликты с участием недемократических государств. Если же учитывать только страны с достаточно развитыми демократическими институциями и только временной промежуток от конца Второй мировой войны до наших дней, то вооруженных конфликтов между этими странами не происходило вообще ни разу.

Таким образом, теория «Конца истории» предполагала постепенное «умиротворение» в мировом масштабе, в первую очередь, в регионах, в которых происходил переход к либеральной демократии западного типа.
Украина все годы своей независимости фактически следовала этой идее. Нация жила, не ожидая каких-либо вооруженных конфликтов, что приводило к соответствующему отношению к вопросам обороноспособности и вооруженных сил – они рассматривались как не слишком важные, но необходимые для полноценности государства институции.

Основной же идеей, которая занимала умы активной части общества в Украине, традиционно, было сугубо экономическое развитие и рост благосостояния.

Хантингтон и столкновение идентичностей

Фрэнсис Фукуяма таким образом нарисовал (или, по крайней мере, наметил) радужное будущее мира и благоденствия. Однако не менее популярной была конкурирующая теория – пессимистическое видение мира будущих конфликтов. Ее автором и апологетом стал учитель Фукуямы Сэмюель Хантингтон, а изложена она была в статье «Столкновение цивилизаций» во все том же Foreign Affairs и в опубликованной несколько позже одноименной книге.

Согласно Хантигтону, вооруженные противостояния между государствами современного типа, появившимися в Новое Время, эволюционировали от войн между монархами в 18 столетии к войнам национальных государств в 19-м, войнам между носителями противоборствующих идеологий (либерального капитализма, коммунизма, фашизма) – в 20-м и, наконец, в 21-м – к столкновениям между различными цивилизациями. Цивилизации при этом понимались как некие идентичности, к которым относят себя люди в разных частях света и в которые закладываются культурные, языковые, религиозные, социальные, исторические и мировоззренческие особенности, характерные для них. В качестве примеров цивилизаций по Хантингтону можно привести Запад, исламский мир, Черную Африку, конфуцианский Китай и его окружение. При этом Хантингтон выделял ряд стран, находящихся на границах между различными цивилизациями – естественно, к ним относится и располагающаяся между Западом и «русским миром» Украина.

В рамках концепции столкновения цивилизаций предполагается, что фундаментальные различия между носителями различных идентичностей, которые формировались столетиями и не исчезнут в одночасье, неизбежно будут приводить к конфликтам. Количество войн в мире будет, скорее, нарастать, а человечеству предстоит находить механизмы согласования интересов между носителями различных идентичностей, так же, как раньше приходилось находить такие механизмы (например, международное право) для монархов, национальных государств и идеологических блоков.

Ход истории начала 21 столетия дает все больше оснований полагать, что правильной (во всяком случае, на данном этапе) оказалась именно концепция Хантингтона. Последние годы стремительно поднимал голову радикальный ислам, нарастали трения между Западом и Китаем и Западом и Россией, конфликты на Дальнем Востоке между традиционными противниками – Китаем и Японией. Причем, интенсивность этих процессов все нарастает.

Мощным аргументом в пользу правоты Хантигтона является и конфликт в Украине, в котором огромную роль играет именно противостояние различных идентичностей – сторонников относящейся, фактически, к Западу украинской нации и сторонников «русского мира» – носителей советской или российской идентичности.

Для Украины это означает необходимость смены парадигмы мышления. Никакого мира растущего благоденствия в ближайшие десятилетия, по-видимому, не будет. Украинцам придется готовиться к вооруженным конфликтам в мире столкновения цивилизаций и идентичностей – ведь в одном из самых горячих очагов такого столкновения мы и живем.

Дайте войне шанс

Хорошая новость состоит в том, что установка на мир и экономическое развитие для Украины себя не оправдала. Пребывая в мире и согласии, наша страна умудрилась отстать от остального мира даже хуже, чем те постсоветские страны, в которых были войны.

Так, по данным Maddison Project, ВВП по паритету покупательной способности на душу населения Украины в 1990 году был равен 87% от подушевого ВВП стран бывшего СССР (большая часть которых испытала вооруженные конфликты), РСФСР – 77,5% и Грузии – 79%. В 2010-м эти цифры были равны: 58,5%, 52% и 71% соответственно. Последняя цифра особо показательна – ведь экономика Грузии в начале 1990-х была сокращена гражданской войной почти в четыре раза! Таким образом, мирная стратегия Украины и ставка на экономическое развитие привели лишь к слабости и отсталости.

Возможно, отказ от «мирной» и пассивной парадигмы развития и переход к активной международной политике и усилению международной позиции украинского государства – как раз то, что позволит нашей стране добиться успехов, в том числе и в экономическом развитии. В конце концов, впервые в независимой истории страны к этому подталкивает мощный фактор – наличие сильного внешнего врага.

Успешно развившиеся государства Восточной Азии – Корея и Тайвань – совершили экономический рывок именно в условиях противостояния жесткой внешней угрозе. У них не было иных вариантов – альтернативой развитию и усилению для них было исчезновение.

Так же, как и для Украины.

Павел Кухта, Forbes.ua


Поделиться:
Telegram
Viber