Что произошло на ЧСЗ?

Размер текста
обычный

Ничем не примечательный день пятницы 3 августа может стать поворотным в судьбе бывшего мастодонта советского судостроения Черноморского судостроительного завода.

В 14 часов 30 минут к главной проходной ЧСЗ подъехало несколько легковых автомобилей. Вышедшие из них люди предьявили охране решение Суворовского суда г. Херсона о восстановлении Александра Сагайдакова в должности директора ГАХК ЧСЗ, а так же постановление об открытии исполнительного производства судебного решения. На закуску показали удостоверения сотрудников исполнительной службы. Из-за плечей судебных исполнителей, как бы невзначай, выглядывали физиономии сотрудников правоохранительных органов, самим своим видом отметая всякие мысли о физическом сопротивлении.

Судебные исполнители прошли в здание заводоуправления - и, буквально через два часа, А. Сагайдаков отдавал первые распоряжения сидя в кресле генерального директора ЧСЗ.

Все произошло очень просто, даже буднично. Никаих страстей, никакого насилия, никакого физического сопротивления. Кружившие вокруг завода вездесущие журналисты, пронюхавшие, что сегодня на ЧСЗ должно что-то произойти, так ничего и не успели понять. Подъехали машины, зашли люди, предъявили документы - никаких тебе шоу в стиле рынка «Озерка».

Между тем, уже сейчас можно смело говорить о том, что этот день станет для ЧСЗ историческим. С тех пор, как завод попал в руки братьев Чуркиных, вокруг него множество раз возникала шумиха: проводились митинги и пикеты, объявлялись голодовки, добрый десяток раз принимались решения различных судов. А уж телесюжетов и газетных статей вышло вообще немеренное количество. Пятничный день 3 августа отличается от всей этой суматохи тем, что было совершено КОНКРЕТНОЕ ДЕЙСТВИЕ. Не слова, не бумаги, пусть даже в виде судебных решений - а конкретное действие.

На завод вошли судебные исполнители, очень быстро исполнили решение суда - восстановление в должности Сагайдакова - и очень быстро удалилсь. Сам Сгайдаков оказался тоже непромах. В течение нескольких часов сумел убрать с предприятия чуркинскую администрацию, выставит собственную охрану по всему периметру. Сейчас, похоже, именно Сагайдаков решает все вопросы на предприятии.

Для того, чтобы понять, что же произошло, надо оглянуться немного назад. Проданый в 2003 году ЧСЗ являся крупнейшим украинским судостроительным предприятием, известным во всем мире. Только занимаемая им территория составляет всыше 300 гектаров. На момент приватизации на заводе работало свыше 7 тысяч человек, хотя в лучшие времена, в Советском Союзе их численность достигала и 27 тысяч. Гордостью предприятия были авианосцы, которые строились для ВМФ СССР.

Каким образом такое предприятие досталось братьям Чуркиным, понимающим в судостроении примерно столько же, сколько африканский пустынный заяц в особенностях питания белых медведей, до сих пор точно не ясно. Версий на это счет существует множество.

Ясно другое - после прихода Чуркиных на завод, судостроение на ЧСЗ закончилось. Строго говоря, закончилось там не только судостроение, но и все остальное. Количество работающих сократилось с семи тысяч до трех сотен. В металлолом начали сдавать тысячи тонн оборудования и оснастки. Предприятие стало главным должником в области: и по заработной плате, и по задолженности перед пенсионным фондом. Даже городу за аренду земли не платили несколько лет. Существовала опасность, что такими темпами через пару лет ЧСЗ вообще прекратит свое существование: все, что можно сдадут в металлолом, территорию, стоимость которой оценивается в 300-400 миллионов долларов, продадут - и все.

Государство долго не могло решить что же ему делать явно с неудачной приватизацией. Отобрать - хлопотно и скандально, оставить, так как есть - еще хуже. Местные власти гребли кто куда: Алексея Гаркушу, в бытность его губернатором области, проблемы ЧСЗ волновали мало, и заводом он почти не занимался. Гаркуша - человек осторожный, с очень развитым чувством чинопочитания. Он ведь как рассудил - если решение о продаже завода принималось на «самом верху», значит у Чуркиных «там» есть покровители. А раз так, то зачем ему лезть в это дело, рискуя навлечь на себя «высочайший» гнев? Поэтому с Чуркиными Гаркуша старался не ссориться и в то, что происходило на заводе, соответственно, не лез. Мэр Николаева Чайка, напротив, почти сразу же вступил в открытый конфликт с Чуркиными. Причиной этому была земля на Намыве, которую Чайка, к тому времени, уже успел продать корпорации "Столица" - под застройку микрорайона "Лески-2". Когда же появились братья Чуркины, они не медля заявили о своем праве на владение этой землей. И, формально, они были правы. Вскоре, в конфликт вступил глава «Нибулона» Алексей Вадатурский и Чайка сразу же поддержал его.

Системно проблемой ЧСЗ начали заниматься только в период губернаторства Садыкова.

Садыкову ЧСЗ доставлял постоянную головную боль в виде увеличивающейся задолженности по зарплате, постоянного роста долгов перед пенсионным фондом а так же ежемесячных пикетов и потока жалоб от работников завода. Киев был далеко, и за все приходилось отдуваться ему. Но, в отличие от Гаркуши, Садыков быстро понял - договариваться с Чуркиными бесполезно. Не те это люди, не те перед ними стоят задачи. И очень скоро отношения между братьями и обладминистрацией накалились. В Киев, в Кабмин и Секретариат Президента из обладминистрации ушло около двух десятков писем, обращавших внимание на ситуацию с ЧСЗ и содержавших просьбы срочно принять решения. Заниматься проблемой ЧСЗ Садыков поручил Сергею Исакову, который в отличие от дипломированных агрономов и бывших председателей колхоза, в проблемах судостроения разбирался досконально. Исаков начал систематически работать с Фондом госимущества. Итогом всей этой активности стала комиссия ФГИ по проверке выполнения инвестиционных обязательств, начавшая работу в феврале 2007. Заключение комиссии было вполне ожидаемым - инвестиционные обязательства не выполняются практически по всем позициям. Именно это решение явилось ключевым - оно открыло дорогу судебным искам о признании договора купли-продажи ЧСЗ недействительным. Чуркины, предвидя такой поворот событий, попытались подстраховаться и подали в хозяйственных суд г. Киева иск о заключении дополнительного соглашения, предусматривающего изменение главного пункта инвестиционных обязательств: ежегодный выпуск судов в эквиваленте 60 тыс. тонн металлоконструкций. В это же суд несколько позже был подан иск Фонда госимущества о признании договора купли-продажи ЧСЗ недействительным. Последний иск рождался с большим трудом. Констатировав невыполнение инвестиционных обязательств, ФГИ вдруг, по неизвестным причинам дело застопорил - не выполняют, и бог с ними. Садыкову и Исакову пришлось не менее десятка раз ездить в Киев, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки.

Вполне естественно, что суд объединил эти два иска в один. После нескольких судебных заседаний, ухищрений и уловок адвокатов и даже попыток со стороны адвокатов Чуркиных дать отвод составу суда, было вынесено решение: «Судмашпрому» (читай - Чуркиным) в иске отказать, иск же Фонда госимущества, напротив, удовлетворить. Это решение суда было пороговым, рубежным - именно после него стало ясно, что рано или поздно завод у братьев Чуркиных отберут.

Поэтому, все происшедшее в последние дни на ЧСЗ следует рассматривать именно через призму этого решения. В ситуации с Сагайдаковым пока ясно далеко не все. С чего это наш Саша стал вдруг таким смелым? Кроме того, операция под названием «Сагайдаков» была проведена удивительно профессионально: без шума, без театральных эффектов, без привлечения «братков». Р-р-р-раз - и на заводе уже командует другой человек. За всем этим чувствуется опытная рука. То ли сам Сагайдаков сумел заручиться чьей-то влиятельной поддержкой, то ли он играет чью-то игру - сейчас об этом судить сложно. Время покажет, кто тут есть «ху».

О том, что восстановление стало полной неожиданностью для Чуркинах, свидетельствуют их дальнейшие действия. В субботу, 4 августа, в Николаеве объявился Игорь Чуркин. Прибыл старший брат кортежем из 3-х автомобилей, два из которых под завязку были набиты охраной. В тот же день он попытался прорваться на вчера еще «свой» завод. В этой попытке, по утверждениям свидетелей, ему активно помогали люди в милицейской (по другим версиям - очень похожей на милицейскую) форме. Прорыв не удался, и Игорю Чуркину пришлось уехать.

Пикантность ситуации заключается отнюдь не в самой попытке силой проникнуть на завод - к этому у нас давно привыкли - а в том, что оба брата Чуркины находятся в розыске. Это означает, что николаевские правоохранительные органы просто обязаны были старшего Чуркина тут же арестовать. Но - не арестовали. Пока, по крайней мере. Надо думать, братья еще не раз появятся в Николаеве - вряд ли они так просто откажутся от собственности, которая «тянет» на многие миллиарды. Так что возможность «проявить себя» николаевская милиция еще получит.

Как бы там ни было, но движение вокруг многострадального ЧСЗ началось. Так что есть надежда, что предприятие окончательно еще не погибло - хотя братья Чуркины сделали для этого, казалось бы, все. Тем не менее, специалисты сходятся во мнении, что в случае появления сильного профильного инвестора, завод вполне можно возродить. А смысл в этом есть - если учитывать благоприятную конъюнктуру в мировом судостроении.

Что же касается братьев Чуркиных, то их, положа руку на сердце, совсем не жалко. Кстати, эти самые братья - явление, в некотором роде уникальное и не только в Николаеве, но и вообще в истории. В полумиллионном Николаеве вам не удастся найти НИ ОДНОГО человека, который скажет о них хотя бы ОДНО доброе слово! Таков итог их четырехлетнего пребывания на ЧСЗ. Где еще вы найдете подобное?

Источник: novosti-n.org

Поделиться:
Telegram
Viber