Пионер парового флота

Размер текста
обычный

«… Мы не можем оставить без внимания публики событие, которое вскоре полностью изменит ситуацию на море. 5 ноября 1853 года состоялась первая в христианской истории битва двух паровых механизмов. Наш пароходофрегат «Владимир» под командованием капитан-лейтенанта Бутакова вступил в бой с турецким 10-пушечным пароходом «Перваз-Бахри». Битва окончилась полным поражением противника. Турецкий экипаж спустил флаг и сдался на милость победителю…


Военный трофей был отбуксирован в Севастополь, где его отремонтировали и пополнили нашу Черноморскую эскадру еще одним военным кораблем. «Перваз-Бахри» обрел новое имя – «Корнилов»… Героическая команда получила денежный приз, а капитан-лейтенант Григорий Бутаков поощрен званием капитана 2-го ранга и орденом Георгия 4-й степени».


(Газета «Русский инвалид» от 25 января 1854 года).


Существует скрупулезное описание этой пароходной баталии, которое оставил участник сражения мичман Высоковский. Есть смысл процитировать выдержку из его записок: «…5 ноября 1853 г. во время очередного выхода в море пароходофрегат "Владимир" под командованием капитан-лейтенанта Г.И. Бутакова встретил в районе Пендераклии турецкий 10-пушечный пароход «Перваз-Бахри». «Владимир» вступил в бой с неприятелем. Заметив, что у турецкого парохода нет носовой и кормовой артиллерии, Бутаков, избегая бортового огня противника, стал держать свой пароходофрегат в кильватер турка. Всякий раз, когда последний пытался ввести в дело свою бортовую артиллерию, Бутаков неизменно занимал выгодное для себя положение за кормой противника и вел по нему огонь из бомбических пушек. Затем он дал приказание увеличить ход и, подойдя к «Перваз-Бахри» на дистанцию одного кабельтова, открыл из всех орудий огонь картечью. В результате трехчасового боя противник, имея большие потери в личном составе и значительные повреждения, был вынужден прекратить огонь и спустить флаг».


Капитан-лейтенант Григорий Иванович Бутаков – победитель в первой морской битве паровых судов - через три года в звании контр-адмирала будет назначен военным губернатором Николаева. Время его правления (1856-1860 гг.) – самое тяжелое в истории существования города.


Морская генетика


Григорий Бутаков родился 27 сентября 1820 года в семье, которая своим родовым благополучием обязана российскому флоту. Бутаковы стали наследственными дворянами, получили имения и привилегии через свою морскую службу. Ваську Бутакова – солдатского сына - Петр I отправил вместе с первой партией дворянских недорослей учиться шкиперскому делу в Голландию.


Эта история полностью повторяет сюжет «Табачного капитана». Бутаков во время заграничной учебы сдавал экзамены, выполнял чертежи и получил диплом шкипера вместо своего хозяина – сына боярского Ивашки Хрущева. По возвращению в Санкт-Петербург бдительный царь устроил пансионерам экзамен и… определил Бутакова шкипером во флот, а боярского недоросля к нему денщиком. Об этом семейном предании военный губернатор Николаева расскажет позднее в письме своему сослуживцу адмиралу Шестакову.

Будущий губернатор Николаевародился в семье капитана 1-го ранга Ивана Николаевича Бутакова, командира линейного корабля «Царь Константин», который прославился подвигами у острова Крит и при блокаде Дарданелл во время войны с турками. Пятеро братьев Григория Ивановича стали моряками, из них Алексей достиг чина контр-адмирала, Иван — вице-адмирала, а сам Григорий Бутаков — полного адмирала российского флота.

Будущий адмирал поступил в Морской кадетский корпус в мае 1831 года, на одиннадцатом году жизни. В 1837-м он с отличием окончил заведение, получил звание мичмана и был назначен на «Силистрию» флаг-офицером к адмиралу М.П. Лазареву.


Участвовал в высадке десантов у берегов Абхазии, за что был награжден двумя орденами с надписью «За храбрость», ходил на шхуне «Ласточка» в Эгейском море и на шхуне "Вестник" - в Средиземном. В апреле 1843 года Григорий Бутаков был произведен в лейтенанты.


Уже тогда обнаружилась склонность молодого офицера к техническим усовершенствованиям конструкции корабля. Он придумал особый способ «туманных сигналов», изобрел оригинальную разновидность брашпиля, позволяющего судам «общаться» друг с другом в условиях плохой видимости. Адмирал Лазарев заинтересовался этим изобретением и велел изготовить модель бутаковского брашпиля, чтобы поставить ее в модельной мастерской Адмиралтейства.


С лета 1847-го он приступает к выполнению ответственного задания - описи берегов Черного моря и составлению подробной лоции. Эта работа продлилась три года, результатом ее явился сборник карт «Лоция Черного моря», изданный в Николаеве.


Григорий Бутаков служил на флоте в то время, когда паровое судостроение еще только зарождалось. В 1851 году он был назначен командиром строившегося парохода "Дунай". С тех пор карьера моряка проходила только на паровых судах. Постепенно капитан-лейтенант Бутаков становится самым компетентным специалистом в области использования парового военного флота.


3 декабря 1852 года он назначается командиром лучшего на Черноморском флоте 11-пушечного пароходофрегата «Владимир». Крымская война застает моряка в этой должности.


Во время осады Севастополя все пароходофрегаты были подчинены капитану 2-го ранга Бутакову. Своими искусными действиями он активно помогал защитникам города. Используя удобные береговые позиции, «Владимир» громил укрепления противника, не давая вражескому десанту строиться в штурмовые колонны.


В ночь на 31 августа 1855 года Бутаков, по приказу адмирала Новонильского, высадил команды пароходов на берег и затопил корабли. Григорий Иванович тяжело пережил гибель своих друзей и наставников – Истомина, Корнилова и Нахимова. День сдачи Севастополя врагу считался в семье Бутакова траурным.


26 августа 1856 года боевого офицера отправляют «на берег». Контр-адмирал по высочайшему повелению назначается заведующим Морской частью и военным губернатором Николаева.


Бессребреник


Г.И. Бутаков прибыл в город спустя полгода после подписания Парижского мирного трактата. Согласно этому документу, России и Турции не разрешалось иметь на Черном море военно-морских флотов, кроме небольших судов караульной службы.


Николаевское Адмиралтейство было закрыто. В декабре 1856 года четыре флотских экипажа отправлены пешим ходом из Николаева в Санкт-Петербург и Архангельск.


Сокращение штата управления Черноморской флотилией, отсутствие государственных контрактов на строительство военных судов привело к массовой безработице и обнищанию жителей. Тысячи мастеровых, мещан, купцов и ремесленников стали заложниками последствий монохозяйственной экономики Николаева. Подвоз продовольствия прекратился. Начались дороговизна, рост преступности. Разбои и убийства обывателей происходили среди бела дня не только на окраинах, но и в центральных околотках.


Люди стали массово покидать город. В январе 1857 года городская община сократилась на 27 000 человек. Это была катастрофа.


Григорий Иванович Бутаков проявил известное хладнокровие и не опустил руки. Он понимал, что вдохнуть жизнь в умирающий город может только интенсивное развитие торговли, которое даст жителям первоначальный капитал и мотивирует развитие местной промышленности.


18 апреля 1857 года военный губернатор Николаева долго совещался с флигель-адъютантом Н.А. Аркасом, который, находясь в свите императора Александра II, активно лоббировал создание частной торгово-пароходной компании на Черном море. Это первое в истории России акционерное общество с привлечением государственного капитала было призвано оживить в регионе коммерческие связи и поднять морскую торговлю на новый качественный уровень.


Бутаков обещал предоставить акционерам ремонтные мощности бывшего Адмиралтейства, Аркас брал на себя юридическое оформление и финансовое обеспечение проекта.


Сказано – сделано. Через месяц, 21 мая 1857 года, высочайше утверждено образование Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ). Предприятие аккумулировало капитал и собственность, которая составила 17 коммерческих паровых судов, 122 складских магазина, 14 разгрузочных причалов и 9 ремонтно-строительных доков. Благодаря РОПиТу, в Николаеве появилось 1150 новых рабочих мест.


В 1859 году военному губернатору удалось совершить невозможное. Григорий Бутаков добился от Сената решения об изменении линии оседлости для проживания еврейского населения. Тысячи евреев-ремесленников и торговцев вернулись в Николаев. Сразу оживилось мелкое производство, появились лавки, трактиры, началось частное домостроительство.


Следующим шагом должно было стать открытие Николаевского коммерческого торгового порта для захода иностранных судов, но… контр-адмирал Бутаков не успел этого сделать. Его сильно отвлекали «не городские» проблемы.


После ликвидации Адмиралтейства на балансе исчезнувшего учреждения осталось имущество и непрофильная недвижимость. Это, прежде всего, многочисленные склады, где со времен Крымской войны были сосредоточены стратегические запасы сухопутной армии и флота. Металл, лес, парусина, военное обмундирование, оружие, порох, навигационные приборы, продовольствие… Номенклатурный список хранившихся запасов составил 1072 наименования различных изделий.

Чиновники из Санкт-Петербурга пристально посмотрели на Николаев. Из столицы прибыла аудиторская комиссия во главе с князем Оболенским. Управленцы стали тихо «ревизовать» наследство.

Начальник интендантской части контр-адмирал Швенднер придумал незатейливую схему реализации складских запасов частным лицам. Сейчас теневым бартером никого нельзя удивить, но в то время это было пионерным изобретением чиновников.


Корабельный лес продавался одесским и николаевским купцам по фьючерским контрактам на поставку Балтийскому флоту продовольствия, топлива и обязательств текущего ремонта судов. Чиновники продавали имущество, делили деньги, а отчетность по всем сделкам предоставляли в виде ничего не значащих договорных обязательств, оформленных на подставных лиц, которые ставили подписи на документах и… исчезали в небытие.


Терпение губернатора лопнуло, когда николаевский купец Киреевский вывез 16 000 пудов листового железа в обмен на поставку муки для флота в следующем календарном году. Бутаков арестовал мошенника и заставил его немедленно «представить муку». Через две недели на карантинную пристань в Варваровку прибыли подводы из Одессы. Контр-адмирал в своем присутствии заставил вскрыть мешок и высыпать его содержимое на пристань. Увидев кучу речного песка, он распорядился арестовать и Швенднера. Еще через две недели он заставил высыпать в реку 13 тысяч четвертей гнилой муки купца Бортника, который решил таким образом рассчитаться по контракту за корабельный лес.


Активное вмешательство военного губернатора в работу столичных аудиторов не замедлило сказаться на его карьере. Генерал-адмирал, великий князь Константин, который был теневым патроном столичных расхитителей, сделал строгий выговор Бутакову и приказал «не мешать, а оказывать всякое содействие скорейшему завершению работы комиссии».


Контр-адмирал тяжело пережил выговор. В ответном письме великому князю он попросил об отставке. Вот выдержка из этого сохранившегося документа: «Зная, что бедное мое отечество подрываемо страшным червем взяточничества, этой повсеместной гангреной нашею, — я выбрал удобный случай, чтобы нанести, в пределах вверенного мне управления, удар всеобщему врагу... Прошу Вас хоть на один момент заставить себя вообразить, что я действительно честный и благородный человек и составляю странное в XIX веке явление лица, не ищущего себе возвышения, с еще более странным энтузиазмом к своим обязанностям, вопреки личным интересам, и не солгавшего ни слова в этом письме... Надо же было мне попасть на свою должность в такое время, когда все в России говорило: «Бросьте официальную ложь! Кто же после Севастопольской войны не знает, что у нас сверху блеск, снизу гниль. Перестаньте молчать об этом...». Ваше высокопревосходительство, полагаю, что возникла необходимость отставить меня от дел».

17 января 1860 года Бутаков был переведен на Балтийский флот в должность начальника отряда винтовых кораблей.


В «нафталиновом сундуке»


Под занавес жизни карьера Григория Ивановича Бутакова развивалась динамично. Формулярный список моряка выглядит внушительно. С1863 по 1867 годы он занимает должность военно-морского атташе в Англии, Франции и Италии. 28 октября 1866 года ему присваивается звание вице-адмирала. В 1867-м Бутаков председательствует в экспертной морской комиссии на Всемирной выставке в Париже. 6 февраля 1867 года его назначают командиром практической эскадры броненосных кораблей на Балтийском море. С 11 апреля 1868-го по 1 января 1881 года Григорий Иванович исполняет должность старшего флагмана Балтийского флота, а 16 апреля 1878-го он становится полным адмиралом и Главным командиром Санкт-Петербургского порта.


Бескомпромиссный и неподкупный моряк был белой вороной в корпоративной среде флотских администраторов, которая насквозь была пропитана воровством и мздоимством. Адмирал Бутаков сумел обзавестись могущественными врагами и… остался не удел.


Он поселился у себя на даче в Финляндии, где занялся переводом научных статей с английского языка. В 1881 году о нём вспомнили и… назначили членом Государственного Совета. По образному выражению боевых морских офицеров, его «отправили в нафталиновый сундук». Г. И. Бутаков крайне болезненно отреагировал на это назначение. Он никогда не был свадебным генералом и всегда стыдился незаслуженных почестей.


31 мая 1882 года адмирал Григорий Иванович Бутаков, переплывая на ялике Неву, скончался от апоплексического удара. Похоронили пионера парового флота в Севастополе в храме св. Владимира.


В этом году исполняется 190 лет со дня рождения адмирала-подвижника. Николаевская городская община помнит о нем.

Источник: novosti-n.org

Поделиться:
Telegram
Viber