Вертикальный взлет

Размер текста
обычный

- Представляешь, какой экипаж летит на МКС! - мой собеседник не мог сдержать своего возбуждения. - Волков, Кононенко… - Один мой товарищ из Севастополя подтвердил, что летит сын Олега Кононенко, тоже Олег…
Николаевский писатель Валерий Бабич как раз готовил к печати третий выпуск своей последней книги «Город Святого Николая и его авианосцы» - исправленный и дополненный, когда появилось сообщение об утверждении экипажа 17-й длительной экспедиции, стартующей на «Союзе ТМА-12» на Международную космическую станцию 8 апреля. В книге много места посвящено летчику-испытателю Олегу Григорьевичу Кононенко, погибшему во время испытаний Як-38 в Южно-Китайском море на авианосце «Минск». Есть строки о его сыне - Олеге Олеговиче Кононенко, также летчике-испытателе. И тут - знакомая фамилия в списке космического экипажа. Конечно, мимо такого факта Валерий пройти не мог, и уже собирался вносить изменения в текст. Но сначала нужна была проверка, ведь в печати промелькнули только имена и фамилии космонавтов - Сергей Волков и Олег Кононенко, которые летят вместе с представительницей Южной Кореи Со Ен Ли. Позже уже вместе мы разыскивали более полную информацию в Интернете, с биографиями, именами и отчествами. Оказалось - совпадение!
Да, Сергей Волков - потомственный космонавт. Но его отец - Александр Александрович Волков, летавший в 1985 году в качестве космонавта-исследователя корабля «Союз Т-14» и 1-й экспедиции посещения на ДОС «Салют-7» (стартовал вместе с В. Васютиным и Г.Гречко, садился - с В. Васютиным и В. Савиных), и в 1989 году - командиром корабля «Союз ТМ-7» (вместе с С.Крикалевым и французским космонавтом Ж.-Л. Кретьеном), а не Владислав Николаевич Волков, погибший на «Союзе-11» вместе с Добровольским и Пацаевым. А у Олега Кононенко отчество - Дмитриевич. Однофамильцы… - Олег Кононенко так хотел побывать в космосе! - рассказывает Валерий Бабич. - Он же с Игорем Волком вместе проходил все комиссии. Оба они 30 июля 1980 года были рекомендованы для зачисления в группу космонавтов-исследователей.
Оба проходили подготовку к полетам на корабле многоразового использования «Буран». 10 августа 1981 года Волк был зачислен в созданный в ЛИИ МАП (Летно-исследовательский институт Министерства авиационной промышленности) отряд космонавтов-испытателей, в 1984 году летал в качестве космонавта-исследователя экспедиции посещения на кораблях «Союз Т-11» и «Союз Т-12»… А Олег погиб 8 сентября 1980 года при выполнении взлета с коротким разбегом на Як-38 с авианесущего крейсера «Минск» в Южно-Китайском море. - Вы уже были тогда с ним знакомы? - Мы познакомились во время испытаний «Киева». Строители ЧСЗ, конструкторы, представители авиационных фирм часто собирались в большой каюте ответственного сдатчика комплекса авиационного вооружения Алексея Ивановича Середина, где подводились итоги дня и планировались ближайшие работы. Приходил и Олег Кононенко. Когда мы оставались в узком кругу, Олег рассказывал о своей работе. От него, в частности, узнали, что хотя штурмовик Як-36М считался дозвуковым самолетом, тем не менее, он неоднократно преодолевал на нем звуковой барьер. Здесь Олег и встретил свою будущую жену Ларису, контрагента одного из предприятий из подмосковного Раменского. Сидя за дружеским столом, пели под гитару. Лариса - необычайно симпатичная женщина с большими черными глазами, хорошо пела. Олег и сам был любителем песен, очень музыкальным от природы и, наверное, эти песни приворожили его. Иногда он просил меня повторить последний куплет популярной тогда песни «Там за облаками»: Если со мною случится беда, Грустную землю не меряй шагами, Знай, что сердце мое ты отыщешь всегда, Там за облаками… Он как будто предчувствовал катастрофу. Вообще во всем произошедшем много такого, что иначе чем мистическим не назовешь. - Например? - Например: у летчиков-испытателей существует что-то вроде поверья, что летать должен только один представитель фамилии. А Олег мало того, что своему сыну дал такое же имя, но и постоянно подталкивал его в выборе профессии - к полетам. И как только Кононенко-младший пошел в школу летчиков-испытателей в Жуковском, старший погиб… Дальше. Когда уже через два десятка лет я собирал материал для книги «Наши авианосцы», то разыскал Ларису. Позвонил и спросил, что лучше написать об Олеге? Лариса сказала, что напишет письмо и постарается приехать, чтобы рассказать о том, как они жили последние годы и как погиб Олег. Получаю письмо. И в нем вот такое: «В тот день, 8 сентября 1980 года, мне приснился пронзительно ясный сон: я оказалась на дальневосточных сопках, внизу - море. Меня тянет вниз, еле успеваю выбирать площадку-уступ, чтобы не упасть, допрыгиваю до берега и меня захлестывает волна из «мелочи» - копеек, вместо гальки. Вскочила, на часах 6.10, смотрю, наш Григорий сидит в кроватке и комкает последнее письмо от Олега - я оставила его на стуле возле кроватки вечером, когда читала. Причем не орет, как обычно (просыпается, и первым делом - орать), а молча. Я вскочила, отобрала письмо, была мысль: «Вдруг последнее?». И все… Я не находила себе места, ходила в ужасе по квартире весь день, пока не пришли ребята. В квартиру зашел Юра Ивченко, его товарищ, летчик-испытатель, я выглянула в коридор, а там - все «кожаные куртки». Представляешь - в этот же день, ровно в это же по Москве время на другом конце земного шара и произошла катастрофа. - Но были же и вполне «земные» причины? - Конечно. Я долго собирал материалы, пытался разобраться, что же произошло. Вообще первое, рабочее, название моей второй книги было «Вертикальный взлет». Я представлял ее как книгу об авианесущих кораблях, самолетах и летчиках. Но когда собранный материал «раздался вширь», оброс другими фактами, описаниями событий, мимо которых я не мог пройти, то замысел изменился. И книга увидела свет совсем другой и с другим названием - «Город Святого Николая и его авианосцы». Что же касается Олега Кононенко, то он был опытнейшим летчиком-испытателем. Первым посадил самолет вертикального взлета Як-36М на головной авианесущий крейсер «Киев» 18 мая 1975 года. А 20 мая продемонстрировал это министру обороны А. А. Гречко и главкому ВМФ С. Г. Горшкову, прибывшим на «Киев». Посадка была трудной - низкие облака, плохая видимость, на корабле еще не была введена в строй радиолокационная станция управления полетами. Когда Олег мягко посадил самолет на палубу, вся сдаточная команда ЧСЗ и экипаж корабля ликовали, понимая, что присутствуют при историческом событии. На полетную палубу выскочили сотни людей, подхватили пилота из кабины, пронесли его на руках по палубе и поставили перед министром обороны. Когда от вертикального взлета отказались и начались испытания Як-38 с коротким разбегом, то в первом же полете Олег Кононенко после отрыва от палубы «просел» почти до воды. Вытянул самолет, все обошлось. Но руководитель испытательной бригады настоял на повторении полета именно летчиком ЛИИ до того, как допустить к полетам военных пилотов-испытателей. Провели регулировки и испытания повторили. В тот день на море была волна. Вот что написал мне о гибели О. Кононенко командир «Минска», ныне контр-адмирал Виктор Александрович Гокинаев: «В тот день он сначала выполнил первый полет - с трудом оторвал самолет от палубы. После посадки я засомневался в необходимости второго полета, но Олег упросил сделать еще один, который стал для него последним. После отрыва от полетной палубы самолет начал падать в воду, так как не были развернуты сопла для набора высоты (они остались в горизонте). Все это я видел при взлете, а также, когда самолет подняли. Упавший самолет зацепил левым крылом воду и его развернуло на 180 градусов носом к кораблю, и фюзеляж до кабины был погружен в воду. Позже самолет был поднят. Он оказался разрушен в носовой части до кабины пилота и носовая часть висела на жгутах». В фильме «Гром над палубой», который в начале 2000-х годов демонстрировали по телевидению, показан последний полет О. Кононенко и его столкновение с водой. Он был снят штурманом-испытателем А. А. Земцовым с вертолета-спасателя №64, обеспечивавшего этот полет. Видно, как пилот вертолета в момент касания самолетом воды резко отвернул вертолет влево, чтобы не мешать катапультированию Кононенко, но Олег этого не сделал. - Как думаешь, почему? До конца боролся за самолет, а в момент удара потерял сознание? - Сильного удара о воду не было, и разрушения носовой части до сих пор остаются загадкой. Я сначала предполагал, что самолет попал под винты корабля, но собранные факты убедили меня, что это не так. Выдвигались разные версии, вплоть до того, что до того, как мы подняли со дна самолет (через несколько недель), там побывали американцы - их фрегат в тот момент находился рядом. А Олег, похоже, катапультироваться и не собирался. Дело в том, что когда 27 декабря он с напарником попал в аварию в Уссурийском заливе на Як-38У, то летчики катапультировались буквально из воды. Напарник Олега опустился на полетную палубу «Минска» под куполом еле успевшего наполниться парашюта, повредил ключицу, а Олег упал в ледяную воду. Спасательный вертолет подлетел мгновенно, но летчика смогли поднять на корабль только через 45 минут из-за сильного шторма. Кононенко весь был в синяках. Да и вообще катапультирование - это всегда риск. Когда Лариса приехала в Николаев, то рассказала, что Олег целые вечера просиживал с чертежами, расчетами и как-то сказал ей, что катапультироваться не нужно - самолет после падения какое-то время плавает, а летчика должны подобрать. - Но так не произошло? - Значит, он ошибся в расчетах. Или случилось что-то такое, чего не предусмотрел. Как только маленький Гриша чуточку подрос, Лариса засобиралась. Представляешь, что значит из Советского Союза попасть в Южно-Китайское море, на место гибели мужа? Это сейчас просто - были бы деньги, а тогда ей пришлось устроиться в экипаж на гидрографическое судно. Испытатели всегда балансируют на самой грани. Помню, Лариса показывала его фотографии. На виньетке выпускников школы летчиков-испытателей, где учился Олег, - 12 человек. Из них 11-ти к тому времени уже не было в живых. - Тем не менее сыновья продолжают дело отца? - Старший - Олег, летает - испытывает самый перспективный самолет ОКБ имени Яковлева - ударный Як-130. Младший - Григорий Олегович, еще школьником становился победителем многих математических олимпиад, окончил в Жуковском аэрокосмическую школу, затем получил диплом в Университете Западного Сиднея по специальности «Управление бизнесом», сейчас работает в Международном Австралийском Банке Содружества в Сиднее, планирует работать в инвестиционной сфере между банками России и Австралии. Григорий поддерживает связь с технологическим музеем Сиднея, куда был продан в 2000 году советский космический корабль многоразового использования «Буран», к полету на котором готовился его отец, Олег Кононенко. Этот музей является куратором космического направления в Австралии. Опять совпадение? Не слишком ли много? И тут я подумал - наверное, в этом что-то есть. Нет, не мистическое. Символическое. Александр ПЛЯСУЛЯ (фото из книги В. Бабича «Город Святого Николая и его авианосцы»)

Поделиться:
Telegram
Viber