Сомнительная и провокационная победа Ахмадинежада

Размер текста
обычный

inopressa

Оппозиция в Иране продолжает опротестовывать результаты президентских выборов, сообщает мировая пресса. В результате беспорядков есть погибшие. Аятоллы пытаются наладить диалог внутри страны и при этом фильтровать информацию для внешнего мира. Иранские выборы стали первым серьезным испытанием для Барака Обамы.

Вчера в Тегеране на площади Имама Хомейни собрались тысячи людей, пишет итальянская Corriere della Sera. Многие были в черном. Два часа они простояли молча, скорбя о погибших. Затем на площади выступил лидер оппозиции Мир-Хосейн Мусави, повторив требование о проведении новых выборов, а также раскритиковав Ахмадинежада: "Что вы сделали с 300 млрд долларов, исчезнувшими за последние четыре года? Инфляция в 25% означает невежество, воровство и коррупцию. Это не то правительство, которого желал бы Ирану Хомейни".

Аятоллы пытаются наладить диалог. Верховный духовный лидер Хаменеи намерен сегодня возглавить пятничную молитву. А Совет стражей исламской революции пригласил на завтрашнюю встречу трех кандидатов, проигравших на выборах. Со своей стороны, правительство Ахмадинежада обвиняет "врагов Ирана" в "провоцировании беспорядков", а международные СМИ - в "распространении сплетен и лжи".

У "внутреннего врага" одно имя: Али Акбар Хашеми Рафсанджани, говорится в статье. Его считают главным теневым организатором манифестаций. Он возглавляет Совет по целесообразности принимаемых решений (СЦПР), который вчера впервые прокомментировал выборы, "выразив удовлетворение по поводу активности и оптимизма революционного народа", но не поздравив того, кто одержал победу.

Британская The Guardian сообщает, что вчера Махмуд Ахмадинежад сделал первое за три дня публичное заявление, в котором подчеркнул важность национального единства и уточнил ранее прозвучавшие замечания, в которых он сравнил иранцев, выступающих с протестами о "краже" выборов, с футбольными фанатами проигравшей команды.

Немецкая газета Der Tagesspiegel обращает внимание, что в этой неразберихе Иран пытается фильтровать поток информации. Удастся ли это ему в эпоху интернета, задается вопросом Курт Загатц.

Ни одна страна из страха перед ростом числа оппозиционеров и диссидентов не рискнет повсеместно отключать интернет или ограничить доступ в ущерб своей экономике или науке, приводится мнение эксперта по информационной безопасности из Карлсруэ Кристофа Фишера. Ирану есть чему поучиться у китайцев, добавляет он.

В статье разъясняется, каким образом государственные ограничения вводятся не для всех пользователей и сетевых служб. Особо подчеркнуто, что головную боль государственным ведомствам по контролю над сетью доставляют такие социальные сети, как Facebook и Myspace, а также блогосфера и новостные порталы типа Twitter.

Фильтры используют и такие страны, как Германия, говорится в заключение, но лишь для того, чтобы не допустить распространения детской порнографии.

Американское издание The Wall Street Journal по итогам иранских выборов публикует аналитическую статью, в которой говорится: США и Европа применяют к иранскому режиму метод "добрый следователь, злой следователь". В Европе многие считают, что давление со стороны европейских стран, имеющих с Тегераном широкие дипломатические и экономические связи, будет ощутимее, чем американское.

По словам представителей США и ЕС, продолжает WSJ, они не распределяли между собой роли доброго и злого следователя сознательно, но ежедневно консультируются друг с другом. "Подлинная линия разлома в международной дипломатии пролегла между двумя лагерями - в одном находятся Вашингтон и ЕС, сетующие на ограничение свободы слова в Иране, а в другом Россия и Китай, которые в последние дни воздерживаются от критики в адрес иранских властей", - пишет издание.

Как ожидалось, министры иностранных дел стран ЕС на своем саммите составят новое заявление о политике в отношении Ирана. Но после критических заявлений в начале недели "все осторожничают и ждут пересчета голосов или каких-то других перемен", говорится в статье со ссылкой на официального представителя МИДа Бельгии.

Текущие волнения в Иране, возможно, сделают эту страну только несговорчивее и опаснее для Запада, утверждает в другой статье на страницах The Wall Street Journal Джеральд Ф.Сейб. По мнению автора, исход схватки между властью и оппозицией почти наверняка решится в самом Иране, причем возможны шесть сценариев - три оптимистических и три пессимистических.

Первый оптимистический вариант - а-ля "оранжевая революция" на Украине: подлог Ахмадинежада на выборах разоблачен, выборы проводятся заново, побеждает Мусави. "Начинается длительный процесс реформирования системы, где реальная власть принадлежит священнослужителям, действующим за кулисами", - пишет автор. Второй вариант: Ахмадинежад остается у власти и переходит к более умеренной позиции, в том числе по вопросу о ядерной программе. Третий - иранский режим не изменится, но остальной мир еще решительнее потребует, чтобы Тегеран прекратил ядерные разработки и финансирование экстремистов.

Более мрачные сценарии таковы. Первый - спецслужбы под руководством Али Хаменеи подавят акции протеста, и станет очевидно, что единственная влиятельная сила в Иране - клерикальный истеблишмент, с которым США все равно не могут никак договориться. Второй - после пересчета голосов Ахмадинежад сохранит власть и для укрепления реноме попытается переключить внимание на внешнего врага и легитимизировать свое влияние, опираясь на ядерные разработки. Третий вариант - Мусави становится президентом и развивает ядерную программу, дабы продемонстрировать, что не является пешкой Запада.


Иранские выборы стали первым серьезным испытанием для Барака Обамы, рассуждает обозреватель французской Le Nouvel Observateur. Американский президент был в состоянии предвидеть, к чему они могут привести, учитывая растущую непопулярность Ахмадинежада среди иранцев, с одной стороны, и убежденность в том, что верховный аятолла не допустит революции и гражданской войны - с другой. После сомнительной и провокационной победы Ахмадинежада мы как никогда стоим перед лицом пресловутой "иранской угрозой", убежден Жан Даниэль. Но теперь ситуация изменилась: Барак Обама заявил, что иранское досье не должно заслонять собой все остальные, подчеркнув приоритет палестинской проблемы.

Комментируя неоднозначные последние заявления израильского премьера Нетаньяху, автор статьи указывает: Барак Обама и Тони Блэр поспешили назвать признание израильским правительством принципа палестинского государства "шагом вперед", вероятно, потому, что сочли невозможным "игнорировать уступки со стороны израильтян, в то время как иранцы решительно отказываются" от каких бы то ни было шагов навстречу США. Ни в тактике Нетаньяху, ни в ситуации в Иране пока нет полной ясности, заключает обозреватель.

Поделиться:
Telegram
Viber