Дело о «черных трансплантологах» в Николаеве: преступление века или дутая сенсация?

Размер текста
обычный

Информация о задержании машины c «человеческими органами» cтала в Николаеве сродни взрыву бомбы. Как — и у нас тоже?! В нашем тихом, провинциальном городке — «черные трансплантологи»?


Поскольку добиться какой-либо вразумительной информации от правоохранительных органов не удалось, мы обратились к другой стороне. Чтобы выяснить, что в этой истории правда, а что — домыслы, «Новости-N» встретились с, пожалуй, главным фигурантом скандала — заведующим областным бюро судебно-медицинской экспертизы Сергеем КОСИЦКИМ.


- Сергей Егорович, что произошло в пятницу, 24 февраля, в вашем бюро?


- В пятницу, 24 февраля, в областном бюро судмедэкспертизы сотрудниками СБУ была проведена операция, в ходе которой задержали машину представителей государственного предприятия «Биоимплант». Они приехали к нам для того, чтобы забрать очередной блок биоматериала.


Я в этот день отсутствовал — был в Киеве. Со слов своего заместителя я знаю, что в этот день около 10.30 к нам в бюро нагрянуло огромное количество правоохранителей — несколько десятков человек. Они были в масках, касках, с автоматами.


Никаких постановлений, позволяющих проводить обыск или изымать документы, никто из них не предъявил. Как рассказал мне потом мой заместитель, под дулом автомата ему было не до постановлений. А вообще все люди были напуганы.


- Это были сотрудники николаевского или киевского СБУ?


- Не могу сказать.


- Каковы были их действия в бюро СМЭ?


- Они задержали руководство, которое было на тот в момент в бюро. В частности, моего заместителя Руслана Туренко. Заставили всех выключить мобильные телефоны, ограничили связь сотрудников с внешним миром. Перекрыли входы и выходы. Фактически, из-за их действий деятельность бюро была заблокирована. Была нарушена даже выдача покойных родственникам для захоронения. Все это продолжалось до 22.00.


- Что именно их интересовало? Они изъяли какие-либо документы, какие-то вещественные доказательства? Что они забрали?


- Да, из кабинета главного бухгалтера, причем в ее отсутствие, были изъяты документы. Был опечатан мой кабинет, операционная, в которой находился материал и который, наверное, уже был выдан сотрудникам «Биоимпланта», задержан автомобиль этого предприятия и непосредственно его сотрудники. Также велась работа с четырьмя экспертами, которые работают в данном направлении — их опрашивали, как и всех остальных. Но никого не задержали — всех потом отпустили.


- Вернемся к предприятию «Биоимплант». На каких условиях Николаевское бюро СМЭ сотрудничает с ним?


- «Биоимплант» - это государственное предприятие, которое занимается изготовлением и дальнейшей реализацией биоимплантантов. Поясню. Например, изымается фрагмент кости - большой берцовой или малой берцовой. Существует определенная методика, в результате которой эта кость полностью очищается, и после этого она теряет антигенные свойства, не вызывает реакции иммунного отторжения. Это и есть биоимплантант.


Сейчас биоимплантанты широко применяются в медицине. Например, человек страдает тяжелой формой остеомиелита или перенес какую-то травму с мелким раздроблением кости. Такой больной не может ходить — нет опорной функции конечности. А если вживить между здоровыми участками кости биоимплантат, то через год он прорастет тканями этого человека. Больному возвращается здоровье и возможность полноценно существовать.


- Речь идет только о костной ткани?


- Не только. Еще и о хрящевой ткани и сухожилиях. Сухожилия - это очень плотная ткань. Если оно разорвано, его невозможно стянуть и подшить. Потому что тут же при нагрузке нитки прорежутся — и опять будет разрыв. Но можно вшить фрагмент сухожилия, который потом приживется.


Наша задача — это только получение у родственников умерших согласия на отбор материала, а также определение — подходит или не подходит донор для забора этого материала. Потом — осуществление забора, консервация при низкой температуре и дальнейшая передача.


То есть, мы изымаем исходный материал, из которого впоследствии фирма «Биомплант» изготовит биоимплантант.


- Как давно «Биоимплант» работает с вашим бюро?


- «Биомплант» работает с нашим бюро на договорных началах с 2003 года. Договор между нами был подписан еще тогда, когда областное управление здравоохранения возглавлял Владимир Шишкин. Затем договора был пролонгирован и согласован руководством облздрава. Юрист управления проверила все наши документы, и никаких замечаний нам не поступило.


- Что является юридической основой для столь специфической деятельности?


- Юридическим основанием является постановление Кабинета министров Украины от 18 февраля 2006 года № 164. Там есть четкий перечень того, чем может заниматься СМЭ.Например. «Учреждения охраны здоровья, которые имеют право осуществлять изъятие анатомических материалов... для дальнейшей трансплантации и изготовления биоимплантов».


Особо хочу акцентировать внимание: мы НЕ ЗАНИМАЕМСЯ ТРАНСПЛАНТАЦИЕЙ, мы ЗАНИМАЕМСЯ ТОЛЬКО ИЗЪЯТИЕМ БИОМАТЕРИАЛА. Наверное, сотрудники СБУ не понимают, что это две большие разницы. Потому и посчитали нас «трансплантологами».


- Какова процедура забора материала?


- Первое, что нужно отметить, это получение информированного согласия родственников умершего. Существует разработанная форма, которая прописана на нескольких страницах. Существует понятие близких родственников, не близких родственников и т.д. Если родственников нет, то отбор каких-либо биоматериалов вообще недопустим. Если, например, труп остается неопознанным, мы не можем изымать из него какой-либо материал. Или если, допустим, он опознан, но родственников у него не оказалось, мы тоже не имеем на это права.


- Можно ли более подробно о согласии родственников умершего?


- Оформлением такого согласия в нашем бюро занималась завотделом экспертизы Галина Григорьевна Тищенко. У нее более 30 лет опыта работы в этом деле. Я неоднократно слышал, как она подробно объясняла людям, для чего это делается, с какой целью, каким образом проводится забор материла. Она приводила, как бы это сказать, моральный пример. Скажу прямо - уговаривать особо никого не приходится. Потому что люди либо сразу соглашаются, либо категорически отказываются.


- Примерная пропорция согласных - несогласных?


- Вот смотрите: в месяц мы получаем 3-6 согласий от родственников на изъятие биоматериала. А количество умерших, которое за месяц проходит через наше бюро, — примерно 200-300. Но я хочу сказать, что эта деятельность одно время у нас прерывалась — по объективным причинам. Так что в этом направлении мы активно работаем где-то последних полгода. В первой половине года шла просто «раскачка». Теперь люди набрались опыта работы, уже понимают, как нужно работать с людьми, что говорить. Один из наших экспертов ездил на специально организованный семинар на базе Днепропетровского бюро СМЭ — именно для сотрудников, занимающихся биоимплантами. Оттуда он вернулся с серьезным багажом знаний, более уверенный.


- Какие-то документы вы выдаете «Биоимпланту» при передаче биоматериала?


Обязательно. В первую очередь — акт приема передачи. Есть человек, который отвечает за документацию. Эксперт составляет перечень тех материалов, которые были изъяты. Сторона «Биоимпланта» подписывает, что она забрала, мы — что передали. Все точно так же происходило и в тот злополучный день 24 февраля.


- После того, как сотрудники СБУ провели в бюро обыск, следственные действия, они отпустили автомобиль с биоматериалами?


- Чтобы не говорить глупости, не буду комментировать этот момент. Насколько мне известно, на первые сутки автомобиль был задержан вместе с сотрудниками «Биоимпланта», но где-то к двум-трем часам ночи их отпустили.


- Здесь есть очень принципиальный момент: забор биологического материала и забор органов. Осуществляется ли когда-нибудь вашим бюро отбор органов для возможных пересадок?


- Вопрос понятный. Он муссируется постоянно в обществе. И поэтому я хочу еще раз пояснить: орган для дальнейшей пересадки можно забрать только у живого человека. Какие это могут быть варианты? Например, катастрофа, ДТП или какая-то другая травма. Но ведь эксперт выезжает на место происшествия как правило тогда, когда человек уже умер — через 2-3-5 часов после ДТП. То есть, еще раз подчеркну: нашим бюро органы с целью пересадки не изымались НИ-КО-ГДА.


- В некоторых николаевских интернет-изданиях писали, что в задержанном автомобиле кроме костной и хрящевой ткани были найдены еще и глаза


- Ну да. Я понимаю, о чем вы. Где-то в коридоре времени в 3-4 месяца у меня спросили: а что в Украине какая-то проблема с роговицами? Я связался с директором «Биоимпланта», и он мне четко пояснил: на сегодняшний день в Украине забор роговицы не сертифицирован, не разработана сама методика ее обработки для дальнейшей пересадки. Поэтому мы этим не занимались. По поводу якобы найденных в машине глаз, скажу так. Если кто-то взял на себя ответственность и совершил забор этих органов, он должен за это ответить. Но мне такие факты неизвестны. Ни один. И мне кажется, что появившаяся в СМИ информация специально была подана так, чтобы добавить «перцу».


- Связывались ли с вами сотрудники правоохранительных органов?


- Да, когда я вернулся из Киева. Приехали домой, с пистолетами, около 21.00. Попросили проехать с ними в СБУ. Я поехал, ответил на все заданные мне вопросы. Главный упор делался на том, что мы, дескать, занимаемся незаконной деятельность, что мы должны были иметь какую-то лицензию, какую-то практику в трансплантологии и аккредитацию. Я пояснил, что мы не занимаемся ТРАНСПЛАНТОЛОГИЕЙ. То, что мы делаем, это не есть медицинская практика, это разновидность хозяйственной деятельности. 90 % украинских бюро судмедэкспертиз работают именно так. Кроме, разве что, бюро СМЭ из западных регионов Украины. Там своя специфика захоронений, традиций и так далее. Остальные — восток Украины, юг — Одесса, Херсон, Днепропетровск, Донецк, Луганск, Чернигов, Кировоград — все работают с «Биоимплантом», как мы. «Биоимплант» работает как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Причем цена биоимплантанта ощутимо ниже синтетического аналога, и дальнейший прогноз для больного куда более позитивный. Потому что пластиковый протез никогда не приживется, не прорастет живой тканью. Он держится на крепеже. А биоимплантат приобретает свойства, сходные с тканью организма, в который его вживляют.


- Как долго вы находились в СБУ?


- Находился там я где-то до полвторого ночи...


- Но ведь проведение следственных действий в такое время запрещено?


- Да. Но вышло именно так. Правда, был задан вопрос: вы доберетесь сами или вас отвезти? Я сказал, что доберусь сам.


- Вас просто отпустили — и все?


- Да. Никакого обвинения мне не предъявляли, вопрос об избрании меры пресечения вообще не возникал. Единственное, о чем они попросили, это чтобы я оставался на связи. Но никто мне так и не звонил.


- Вы сейчас работаете или находитесь в отпуске?


- Я со вчерашнего дня — с 27 февраля — взял двухнедельный отпуск именно в связи с этими событиями. Никуда уезжать я не собираюсь, покидать страну тоже не собираюсь. На работе сейчас меня замещает мой зам Руслан Туренко. Я людям в понедельник все объяснил, все всё поняли. Но у меня все равно остался какой-то осадок — вроде правоохранители какой-то преступный синдикат накрыли!

Читайте также:


Николаевским СБУ возбуждено уголовное дело по факту торговли человеческими органами

Источник: novosti-n.org

Поделиться:
Telegram
Viber