У парадного подъезда

Размер текста
обычный

Подведение итогов «комиссии по Гаркуше» - событие для Николаева. Одиозных функционеров проверяют не часто, а если и проверяют, то не афишируют. Шлейф «славного» аграрного прошлого, фальсификация выборов, аэропорт, типография… Не каждая область имеет легендарного управленца.
Смотреть на высокого чиновника в присутствии еще более высоких начальников – любопытно и познавательно. Как будет чувствовать губернатор в «шкуре подчиненного»? С этикой у него все в порядке. Председатели райадминистраций смирились, когда он орет на них в присутствии журналистов. Привыкли. Нет видимого подобострастия и испуга…
М-да, подчиняться - более высокое искусство, чем командовать. Нужно одновременно соблюдать ритуализм и стараться не потерять лицо… Интересно, умеет ли Гаркуша подчиняться при посторонних?.. С этими мыслями я открыл входную дверь администрации. На часах 13.45. Есть время перекурить. Оглядываюсь по сторонам, со спины за локоть требовательно придержали. - Вы куда? К кому? По какому вопросу? - Дежурный милиционер на вахте, загородил дорогу. - На пресс-конференцию, из газеты. – Долго вертит в руках мое удостоверение и расплывается в улыбке: - А в списках вас нет. - В каких списках? Что – в обладминистрации уже появились какие-то списки? Лицо прапорщика скучнеет. - Ничего не знаю, звоните в пресс-службу. Ладно… звоню по номеру, указанному милиционером: 35-11-56. После пятого гудка появляется длинный зуммер: «П-и-и-и-и-и…». Все ясно – дали номер факса, предварительно поставив его на «автомат». Дозваниваться можно до второго пришествия. Даю послушать дежурному мобильник. - Ничего не знаю, вас нет в списках. Пускать не велено. Черт с вами. Не судьба. День без губернатора - прибавит здоровья, и вообще… - … Что же это за списки такие, ей-богу?! – Возле охранника опять суета. Андрюха из «Новостей» закатывает милиционеру истерику. - Где эти списки увидеть можно?! Это почти спектакль. Останавливаюсь возле книжного лотка посмотреть, чем все закончится. - Не положено смотреть. - Охранник перегнулся через тумбу и жестом показал моему коллеге на дверь, второй легко подтолкнул в спину. - Хорошо, сделаем по-другому. – Андрей достал фотоаппарат и навел объектив на милиционера. - Сейчас я сниму, как вы меня не пускаете… Эффект потрясный. Оба вахтера присели от неожиданности. Один тут же повернулся спиной, другой – закрылся руками. Откровенно закрылся. - А фотографировать нас вообще не положено!.. - В таком случае, я буду стоять здесь, у вас «на вахте», пока не придет представитель пресс- службы. – Андрюха вошел в роль и нагло оперся плечом о дверной косяк. Милиционеры растерялись и уставились на непрошенного гостя. Затем начали совещаться. Через три минуты приняли «соломоново» решение: один остался приглядывать за наглым журналистом, другой побежал куда-то наверх.
Тем временем на втором этаже начала собираться публика, которая с явным удовольствием наблюдала за бесплатным спектаклем. Сержант, оказалось, бегал не зря – на лестнице показался длинный нос, затем очки и лысина. Оба-на! Сам Юра Тихий – в недавнем прошлом редактор «популярной» газеты «Скиф», а сегодня – целый руководитель пресс- службы обладминистрации. Бывший «скифолог» был одет вызывающе демократично: вместо положенной бюрократической униформы «костюм-рубашка-галстук» позволил под пиджаком себе тонкий свитер. Смельчак… Увидев Андрея, Тихий явно не обрадовался. - Ну конечно, кто же это еще мог быть… - Юрий Иванович! – репортер пошел в атаку, не дав закончить фразу. – А что, обладминистрация уже делит журналистов на «угодных» и «не угодных»? О каких списках мне тут битый час рассказывают? Лицо Тихого не стало приветливей, он закашлялся. - Какие списки? Нет никаких списков, – прохрипел главный пресс-босс губернатора. - Как это нет? Вот, полюбуйся, - жестом на охрану, – не пускают, нет меня в каких-то списках… - Никаких списков нет. А не пускают правильно - на подведение итогов приглашены только журналисты облтелерадио для протокольной съемки. - А что, мероприятие секретное? – продолжает наседать Андрюха. – По чьему распоряжению не пускают остальных? Какого черта ваш долбанный пресс-центр разослал всем приглашения?! - Ни по чьему. Просто так решено… Ну, для порядка… - Так все-таки, те, кого пустили, есть в списках? Фамилии их, хотя бы, можно узнать? - Так, все… я уже опаздываю. Совещание начинается…- с этими словами Тихий растворился в толпе посетителей. Андрей заметил меня и помахал рукой. - Иди сюда, будем правду искать… – Опять повернулся к милиционеру. - Так я могу пройти? - Вас нет в списках, - устало повторил охранник и поправил фуражку. Среди публики, наблюдавшей с высоты второго этажа это представление, раздался смех. Вскоре подтянулся народ из других изданий. Оказывается, все журналисты получили приглашение от Тихого и все дисциплинированно пришли. Припозднились киевляне из пресс-группы, сопровождающей членов комиссии, и влились в общую толпу. Бедные милиционеры! Им пришлось отвечать на вопросы каждого в отдельности. Затем все развеселились. Начали звонить пресс-секретарю Куйбиды. Дозвонились, рассказали о ситуации. Пресс-секретарь министра откровенно удивилась. - Как это не пускают? Василий Степанович настаивал на том, чтобы при подведении итогов присутствовало как можно больше журналистов… Дали трубку прапорщику. С выражением тоски в глазах он выслушал все, что ему сказал телефонный собеседник, и вновь побежал за Тихим. Вернулся быстро – и безрезультатно: Тихий наотрез отказался выходить к коллегам. Это уже напоминало спорт. Снова звоним в пресс- службу Куйбиды. Там, в свою очередь, обещают позвонить в пресс-службу ОГА. Киевские журналисты связываются с зам. министра, зам. министра со своим начальником… Канитель продолжается минут двадцать. И вот, наконец, когда все устали от веселья, из лифта, словно фея, вынырнула сотрудница пресс-службы и повела нас мимо облегченно вздохнувших милиционеров к сессионному залу. Однако радовались мы рано. В дверях зала стеной возвышался еще один кордон – на этот раз из сотрудников управления внутренней политики ОГА. - Никто нас сегодня не полюбит, - резюмировал Андрюха и оказался прав: в зал нас не пустили. На этот раз уже не рассказывали о списках и т. д. Просто тупо не пустили. Не помогли ни звонки в пресс-службу Куйбиды, ни ссылки на Конституцию Украины, ни крики о правах человека. Видимо, страх перед губернатором сидит глубоко в позвоночнике у всех, кто с ним соприкасается. Чиновники закрыли дверь грудью в прямом смысле слова, и по стеклянным глазам было понятно, что стоять они будут как триста спартанцев в Фермопильском проходе. Вот и все. Казалось, сюжет закончится примитивно, но… из зала неожиданно появился Тихий и обновил интригу. Увидев толпу журналистов, чертыхнулся, хотел юркнуть назад – но понял, что поздно. Ему ткнули прямо в ухо телефон, на котором в очередной раз «висел» руководитель пресс-службы Куйбиды. - У меня не видеотелефон, и я не знаю, с кем говорю. И вообще, вы со мной говорите в первый раз, а это нужно было решать раньше. Решение министра для нас имеет значение, но нам сказали, что совещание будет без журналистов, – Тихий был непреклонен. Прекратив разговор на полуслове, он еще раз напомнил всем присутствующим, что никого никуда не пустит – и чувством выполненного долга вернулся в зал. Из спортивного интереса журналисты стали слушать под дверью. Затея оказалась неэффективной: можно было слышать вопросы, которые задавал министр Куйбида чиновникам, зато их тихие ответы терялись за тяжелыми панелями зала. Думала ли советская партноменклатура о секретности бытия своих демократических потомков?.. Удалось услышать заключительную речь Алексея Гаркуши: «… Спасибо что нашли время… возможность приехать, спасибо за хорошую оценку… приезжайте почаще и по делу, и в гости просто так… приезжайте все вместе… приезжайте, пока губернатор здоров - будете желанными гостями… » Публика в зале вяло хлопала. Наконец двери распахнулись – и из зала начал выходить заспанный народ. Показались и Гаркуша с Куйбидой – мило улыбаясь, поддерживая друг друга под локоток, мирно болтали. - Товарищ министр!.. – в волнении Андрей перешел на большевистскую форму обращения. От «товарища» Куйбиду несколько передернуло, хотя светская улыбка на лице осталась. - Василий Степанович! Почему журналистов на подведение итогов не пустили? Ведь комиссия не каждый день приезжает, люди хотят знать… - все это репортер выпалил в лицо министру залпом, без подготовки. Гаркуша тут же кинулся наперерез Андрюхе, закрывая Куйбиду грудью. - Как это не пустили?! Я велел всех пускать… - глаза, еще минуту назад мило улыбавшегося губернатора, горели такой злостью, что журналист поневоле сделал шаг назад. И тут Куйбида подыграл своему собеседнику: - Да, да, я лично слышал. Он сказал всех пускать… С этими словами чиновники удалились. - Ладно, черт с ними, - я взял ошарашенного Андрюху за рукав, - наплюй на них. В городе полно жизни без губернатора… - А что в газету ставить? - В газету?.. Сегодня итальянская семья в «Красном солнышке» усыновила еще одного ребенка…

Поделиться:
Telegram
Viber