Дело «черных трансплантологов»

Размер текста
обычный

24 февраля Николаев прогремел на всю Украину. В этот день Генеральная прокуратура сообщила о результатах спецоперации, проведенной ее работниками совместно с сотрудниками Управления СБУ по Николаевской области. Леденящая душу история получила название «Дело черных трансплантологов».

К ней оказалось причастно руководство местного Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Украины. Оперативникам удалось задержать автомобиль с рефрижератором, в котором нелегально и перевозились человеческие органы. В тот же день одновременно были проведены обыски в ряде мест в Николаеве. Среди того, что было обнаружено в морозильных камерах автомобиля, были человеческие глаза, суставы и ряд внутренних органов.

Вот как изданию «Новости-Н» описывает происходившее заведующий областным бюро судебно-медицинской экспертизы Сергей Косицкий:

- В пятницу, 24 февраля, в областном бюро судмедэкспертизы сотрудниками СБУ была проведена операция, в ходе которой задержали машину представителей государственного предприятия «Биоимплант». Они приехали к нам для того, чтобы забрать очередной блок биоматериала. Я в этот день отсутствовал — был в Киеве. Со слов своего заместителя я знаю, что в этот день около 10.30 к нам в бюро нагрянуло огромное количество правоохранителей — несколько десятков человек. Они были в масках, касках, с автоматами.

Никаких постановлений, позволяющих проводить обыск или изымать документы, никто из них не предъявил. Как рассказал мне потом мой заместитель, под дулом автомата ему было не до постановлений. А вообще все люди были напуганы.

Силовики задержали руководство, которое было на тот в момент в бюро. В частности, моего заместителя Руслана Туренко. Заставили всех выключить мобильные телефоны, ограничили связь сотрудников с внешним миром. Перекрыли входы и выходы. Фактически из-за их действий деятельность бюро была заблокирована. Была нарушена даже выдача покойных родственникам для захоронения. Все это продолжалось до 22.00.

По словам Косицкого, в отсутствие главного бухгалтера из ее кабинета были изъяты документы. Был опечатан кабинет заведующего, операционная, в которой находился материал и который, наверное, уже был выдан сотрудникам «Биоимпланта», задержан автомобиль этого предприятия и непосредственно его сотрудники. Также велась работа с четырьмя экспертами, которые работают в данном направлении — их опрашивали, как и всех остальных. Но никого не задержали — всех потом отпустили.

По возвращению Косицкого из Киева к нему вечером явились сотрудники СБУ и попросили проехать с ними в управление.

- Я поехал, ответил на все заданные мне вопросы. Главный упор делался на том, что мы, дескать, занимаемся незаконной деятельностью, что мы должны были иметь какую-то лицензию, какую-то практику в трансплантологии и аккредитацию. Я пояснил, что мы не занимаемся трансплантологией. То, что мы делаем, это не есть медицинская практика, это разновидность хозяйственной деятельности. 90 % украинских бюро судмедэкспертиз работают именно так. Кроме, разве что, бюро СМЭ из западных регионов Украины. Там своя специфика захоронений, традиций и так далее. Остальные — восток Украины, юг — Одесса, Херсон, Днепропетровск, Донецк, Луганск, Чернигов, Кировоград — все работают с «Биоимплантом», как мы. «Биоимплант» работает как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Причем цена биоимплантанта ощутимо ниже синтетического аналога, и дальнейший прогноз для больного куда более позитивный. Потому что пластиковый протез никогда не приживется, не прорастет живой тканью. Он держится на крепеже. А биоимплантат приобретает свойства, сходные с тканью организма, в который его вживляют.

Пока заведующему Бюро никаких обвинений не предъявляли. Не избирали к нему и мер пресечения, а всего лишь попросили оставаться на связи до определения всех обстоятельств случившегося. Он все объяснил подчиненным и взял двухнедельный отпуск.

Николаевское областное бюро судебно-медицинской экспертизы сотрудничает с предприятием «Биоимплант» с 2003 года. В функции бюро входит получение у родственников умерших согласия на отбор материала, а также определение — подходит или не подходит донор для забора этого материала. Потом — осуществление забора, консервация при низкой температуре и дальнейшая передача. Непосредственным изготовлением биоимплантанта занимаются специалисты предприятия.

О чем бы сейчас не говорили стороны, замешенные в этой истории, ясно одно – точку в ней ставить никто не собирается, но преимуществом в настоящий момент обладают правоохранительные органы. Во-первых, они очень долго «вели» будущих фигурантов. Во-вторых, складывается ощущение, что информация, прозвучавшая из уст силовиков, еще далека не вся. Они теперь будут выбрасывать новую информацию. Как это сделал начальник главного управления ГПУ по надзору за органами дознания и досудебного следствия Роман Андреев, заявив об изъятии 3600 долларов США и 1450 гривен, которые не были оприходованы по бухгалтерии госпредприятия «Биоимплант».

Андрей Сенченко из Центра аналитических исследований считает, что интервью Косицкого может быть приравнено к «явке с повинной». Правда, по его мнению, это может произойти только в том случае, если правоохранители расставят правильные акценты:

- Косицкий быстро ушел в отпуск, а начальник областного управления здравоохранения Хотина тщательно «скрывается» от представителей СМИ, отправляя к журналистам начальника пресс-службы управления здравоохранения Николаевской ОГА Багрянцева. Последний на какие-либо вопросы отвечать отказывается и всего лишь озвучивает заранее подготовленный текст.

Во всех попытках оправдаться, а это по-другому назвать язык не поворачивается, и заведующий областным бюро судебно-медицинской экспертизы Сергей Косицкий, и чиновники из областного управления здравоохранения, как главный аргумент своей правоты, выпячивают постановление Кабинета министров Украины от 18 февраля 2006 года № 164.

5

4

Что это за постановление? А все очень просто – в этом постановлении есть перечень тех «учреждений охраны здоровья, которые имеют право осуществлять изъятие анатомических материалов... для дальнейшей трансплантации и изготовления биоимплантов».

Все, казалось бы, понятно – есть постановление Кабмина, где в перечне учреждений значится и Николаевское областное бюро судебно-медицинской экспертизы. Однако есть одно «НО».

Подобное учреждение имеет право заниматься этим видом деятельности (осуществлять изъятие анатомических материалов... для дальнейшей трансплантации и изготовления биоимплантов) только после того, как приведет в соответствие собственные статутные документы! Разговоры об этом чиновникам николаевского облздрава и руководителю бюро СМЭ не очень приятны, потому что сразу же возникает весьма много нелицеприятных вопросов.

На самом деле, в ныне действующем уставе Николаевского областного бюро судебно-медицинской экспертизы о возможности «осуществлять изъятие анатомических материалов... для дальнейшей трансплантации и изготовления биоимплантов» нет ни единого слова. А посему эти действия являются противозаконными.

Вот почему интервью гражданина Косицкого и может быть приравнено к «чистосердечному признанию», так как он в открытую говорит о том, что бюро на протяжении долгого времени практикует изъятие биоматериала, не приведя в соответствие документы.

О каких документах идет речь? Какие документы не приведены в соответствие? Все очень просто: чтобы областное бюро СМЭ могло заниматься подобным родом «хозяйственной деятельности», нужно внести изменения в устав учреждения. А любые изменения в статут данной структуры вносит депутатский корпус областного совета, то есть этот вопрос должен был пройти через сессию.

Совсем несложно вспомнить, что на VII сессии Николаевского областного совета, которая состоялась в ноябре 2011 года, на рассмотрение депутатов был вынесен вопрос о внесении изменений в статут Николаевского областного бюро судебно-медицинской экспертизы, где предлагалось дополнить раздел 8 Статута «Хозяйственная, финансовая и социальная деятельность учреждения» подпунктом следующего содержания:

8.8 «Проведение деятельности, связанной с изъятием анатомических материалов у доноров трупов для дальнейшей трансплантации ткани и изготовления биоимплантов».

1_1

Тогда депутаты проголосовали за проект в целом, где, помимо прочего, предлагалось сменить название учреждения, но категорически отказались включать пункт 8.8 в перечень того, чем может заниматься бюро.

Отмечу, что пояснительную записку к проекту решения VII сессии облсовета готовил все тот же С.Косицкий и визировала С.Хотина.

Без решения сессии Николаевское областное бюро судебно-медицинской экспертизы не имеет права заниматься изъятием анатомических материалов, но почему-то занималось…

Еще один весьма важный момент – все, кто пытается сегодня оправдаться и предусмотрительно не говорит о статуте предприятия, прекрасно все понимают, ведь тот же С.Косицкий в своем интервью заявил, что бюро СМЭ из западных регионов Украины не работают в этом направлении якобы из-за своей специфики захоронений, традиций. Но он не стал продолжать, что они этим не занимаются, потому что областные советы не дали на это согласие...

Судя по всему, у правоохранителей должно возникнуть много вопросов и к руководству николаевского облздрава, которое только в конце 2011 года решило внести изменения в статут учреждения, до этого долгое время занимавшееся тем, чем заниматься не должно было.

Не в пользу Областного бюро судебно-медицинской экспертизы и тот след, который оставил скандал полугодичной давности, устроенный рядом николаевских журналистов, но так и не доведенный до логического конца.

Тогда были обнародованы свидетельства родственников, которые подозревают сотрудников Бюро в том, что те проводили вскрытие усопших несмотря на то, что согласия на это со стороны родственников не получали. Это же подтверждают сегодня и в некоторых ритуальных службах города. Так что продолжение «Дела черных трансплантологов» еще впереди.

Автор: Виктор Кононов, "Николаевский бизнес"

Источник: nikvesti.com

Поделиться:
Telegram
Viber