Не вижу намерений врага захватить Николаев: интервью Виталия Кима

Размер текста
обычный

Глава Николаевской ОГА Виталий Ким в блиц-интервью РБК-Украина рассказал о ситуации в области из-за атак российских оккупантов, эвакуации мирных жителей и посевной в регионе.

С первых недель войны, когда украинцев терзал страх, видеоролики главы Николаевской ОГА Виталия Кима действовали словно успокоительное. Каждое его обращение давало новую порцию надежды на то, что наша страна сумеет выстоять и получить победу в битве с оккупантом.

Все эти оптимистические посылы Виталий Ким сообщает не откуда-то из тыла. Николаевская область находится у побережья Черного моря и уже неделями отбивается от атак оккупантов.

Несмотря на то, что планы российских войск проложить себе сухопутный коридор к Приднестровью пока провалены, агрессор не оставляет попыток прорваться через Николаевскую область, чтобы затем подойти к Одессе. О том, что сейчас происходит в регионе Виталий Ким рассказал в блиц-интервью РБК-Украина.

– Какая сейчас ситуация в области и в частности в Николаеве?

– Ситуация в целом стабильная. Бои идут на границе с Херсонской областью. В самом городе сутки (разговор состоялся 8 апреля, - ред.) прошли спокойно, есть раненые, погибших нет.

– Наш Генштаб, Офис президента, Минобороны, иностранные оборонные и силовые ведомства считают, что у агрессора изменились цели и стратегии в этой войне. И что они будут концентрировать усилия на Донбассе и, возможно, на юге. Видите ли вы намерения врага наступать на Николаев? Или, возможно, эти обстрелы города только для запугивания?

– Одно другого не исключает. Если эти обстрелы для запугивания, они одновременно могут прикрывать и какие-то военные действия по перемещению. Насчет намерений захватить Николаев – нет, не вижу.

– Какая сейчас ситуация в Снигиревке – есть ли там оккупанты?

– Да, там есть оккупанты. Ситуация неконтролируемая нами. Гуманитарного кризиса там нет. Вчера на 7 утра они закрыли проезд через Снегиревку для гражданских лиц. Была возможность поставлять туда грузы и также в Херсон. На сегодня они эти грузы разворачивают.

– Видите ли вы сейчас угрозу прорыва оккупантов через Вознесенск на Одессу?

– Нет.

– Обращались ли к вам с какими-то угрозами или ультиматумами российские войска, и известно ли вам о случаях, когда они предлагали главам общин области сдаваться или сотрудничать?

– Очень давно, месяц назад, еще в начале пытались выходить. Я с оккупантами переговоров не веду.

– Вы как-то жаловались, что местные жители забирают российскую технику, оружие. Вы их просили по-доброму отдать все ВСУ. Они отдают? Возможно, им предлагают какое-то вознаграждение?

– Есть закон, который еще не вступил в силу, он будет предусматривать выкуп техники. Это непонятно когда и как будет работать. Но наши жители в целом все патриоты – они сами сдают очень много единиц техники. Отбили охотники или просто передали в Вооруженные силы очень много.

– Есть ли в области мародерство, как вы с ним боретесь и как наказываете воров?

– В области мародеров нет. Мы с ними боремся с первого дня и дали понять, что ничего из этого не выйдет. Были попытки мародерства – мы это пресекли. Все военные, которые что-то взяли и пришли к согласию – они оформили документы на компенсацию. То есть по этому поводу у нас в основном порядок.

– Обеспечена ли область продуктами питания и медикаментами, вы сделали запасы?

– У нас сейчас область обеспечена примерно на два месяца вперед.

– Есть ли сейчас какие-то населенные пункты, где отсутствует водо- и электроснабжение из-за боевых действий?

– Есть примерно 80 населенных пунктов без электроснабжения. Без водоснабжения – чуть меньше, потому что там есть скважины и есть вода.

– Вы продолжаете проводить эвакуацию гражданских лиц из области?

– Мы создали условия для того, чтобы мы могли и принимать тех, кто эвакуируется из Херсона. И либо из Николаева отправлять дальше, либо размещать здесь. У нас все условия для этого созданы. Также есть автобусы, которые курсируют до Одессы и до границы с Молдовой, но они полупустые. Поэтому мы уменьшили их количество – их было шесть, больших, и они полупустые ездят.

– Что вы делаете с теми россиянами, которые у вас сдаются в плен?

– Не скажу.

– Как у вас ситуация с посевной, на какую культуру делаете акцент и сколько площадей по приблизительным оценкам удастся обработать?

– С посевной у нас все хорошо. Люди вышли работать. Проблемы, конечно, есть, ведь военное положение, идет разминирование, есть проблемы с топливом. Но мы дальше работаем, у нас очень много озимых и нам нужно их собирать, а не сеять. Во-вторых, у нас есть проблема – это закрытые порты и неизвестно, когда они откроются. А у нас полные ангары зерна, масла и тому подобное. Нам нужно вывозить их на мирную территорию и продавать.

Есть некоторые проблемы с оккупированными территориями – не все хотят сеяться вокруг них и договариваться с врагом. Хотя есть на это согласие: надо сеяться – мы вас освободим. Но не все сеются на оккупированных территориях – имею в виду Херсонскую область.

– Как, по вашему мнению, можно эту войну закончить? Путем достижения компромиссов с агрессором во время переговоров или военным путем на поле боя?

– Одно от другого нельзя отделять. Все войны заканчиваются подписанием либо капитуляции, либо мирного соглашения. Но на переговорный процесс, на мирное соглашение выходят лишь тогда, когда воевать или бессмысленно, или невыгодно. С нашей стороны – у нас гибнут люди и мы заинтересованы в том, чтобы прекратить огонь хоть сегодня. Потому что у нас гибнут люди, наши гражданские!

С их стороны – они хотят что-то там доказать и все такое. Но как наступит момент, когда им будет невыгодно продолжать войну – вот тогда будет более реальным подписание мирного соглашения.

Поделиться:
Telegram
Viber