В Николаеве майора ВСУ и трех его подчиненных обвиняют в смерти диверсанта

Размер текста
обычный

Николаевский апелляционный суд на заседании 19 мая принял решение оставить под стражей майора ВСУ Максима Галактионова: его и еще троих военных обвиняют в смерти диверсанта.


Об этом пишет LB.ua со ссылкой на письмо Максима Галактионова, которое пришло в редакцию.


Галактионов, позывной Грифон, в составе 79 аэромобильной бригады защищал Донецкий аэропорт в 2014 году, был одним из командующих киборгами, поднимал сине-желтый флаг над аэропортом. Сейчас Галактионов – командир второй сводной роты второго сводного батальона, был прикомандирован в 28 механизированную бригаду и помогал военной контрразведке.


«22 апреля бойцы ТРО задержали диверсанта на трассе Одесса – Николаев, – сообщил Галактионов. – Он был в форме и ехал на велосипеде, к которому были прикручены удочки для рыбака. Бойцы ТРО заподозрили его, потому что на вопрос, куда едет, он назвал советское название села, которое уже давно не используется. Под курткой у него была разгрузка, нож, газовый баллончик и набор для выживания, а также сим-карты, на которой была переписка с кураторами из России».


Бойцы ТРО передали задержанного полиции.


«Полиция передавала его нам после беседы полковника ВКР СБУ с начальником полиции Березанки, – рассказывает Галактионов. – Диверсант сообщил, что ранее служил в России – в 33 отряде спецназначения – и участвовал в штурме Грозного и Гудермеса (Чечня). Был гражданином Украины, женат на гражданке России. После войны в Украине он контактировал с бывшими коллегами по службе. У него был куратор из Ростова и он помогал наводить ракеты на Николаев».


«Задержанный рассказал, что ехал в село Луговое, чтобы на Пасху встретить четырех человек и вместе подготовить высадку десанта с моря. У него уже было подготовлено оружие, рассказывает Галактионов. Также у диверсанта был при себе лист в клетку, на котором были записаны номера его друзей – русских военных.


«Все посты в Николаеве он проехал без проверки и говорил, что там стоят лохи, – говорит Галактионов. – Также он сказал, что у него на велосипеде был прикручен трекер, показывавший его местонахождение».


Галактионов рассказывает, что получил приказ доставить задержанного на позиции в Коблево.


«После того, как полиция передала его нам, я обнаружил, что лист с телефонами исчез. Я начал звонить и искать его, оказалось, что лист у начальника полиции Березанки. Я вернулся, забрал лист, сделал копию и направил полковнику ВКР. Потом мы доставили диверсанта на позиции. Когда мы поднимались на второй этаж, он начал биться о стены и кричать: "Убейте меня, мне не простят" и "Спецназ России не сдается", а потом упал и покатился по ступенькам. Я не мог его удержать, у меня после ранения отсутствует палец, рука сшита из частей».


«Когда мы его успокоили, он начал плакать и жаловаться, что ему не простят, – продолжает Галактионов. – Я отвел его в комнату, дал воды и еды, а потом сообщил полковнику ВКР, что диверсант доставлен и чтобы они его забрали. Потому что у нас некому его охранять. Он ответил, что сейчас праздники (это было перед Пасхой) и забирать его некому».


По словам Галактионова, задержанный был в основном один. На следующее утро, 24 апреля, приехал полковник ВКР, покормил диверсанта и пообщался с ним. Затем зашел к Галактионову и сообщил, что тот согласился на сотрудничество. После чего понес ему чай, а через 5 минут вернулся и сказал, что диверсанту плохо.


Галактионов рассказывает, что побежал оказывать первую помощь задержанному, приказал вызвать скорую. Врачи скорой констатировали смерть задержанного. После чего приехала полиция и начала проводить обыски, а также приказала команде Галактионов сдать оружие. Его самого и троих подчиненных задержали.


Их обвиняют в похищении лица и причинении тяжких телесных повреждений, ставших причиной смерти лица, совершенных группой лиц.


«Мы не знаем, почему похищение, потому что полиция сама отдала нам задержанного по согласованию с СБУ. Допрос его проводили не мы, а полковник ВКР», – говорит Галактионов.


«Нас задержали незаконно, с 24 по 26 апреля держали в отделении полиции. На моих подчиненных оказывали психологическое давление, – рассказывает военный. – Затем доставили нас в ИВС Николаева и вручили подозрение в совершении преступления. Я трижды писал ходатайство о встрече с прокурором, но со мной никто так и не встретился. Также у нас изъяли две машины, одна из которых волонтерская, и в ней также было имущество волонтеров – квадрокоптер, бинокли, тепловизоры. Никаких актов изъятия не было, машину никто не опечатывал”.

Судья Светлана Скрипник назначала Галактионову и трем его подчиненным меру пресечения - 2 месяца под стражей, эту же меру подтвердил сегодня и апелляционный суд.


«В этом деле все ведут себя очень странно: прокурор, судья, полиция. Вообще-то, военным делом должны заниматься ГБР и военная прокуратура. Но почему полковник ВКР не оформил наш выезд официально, и поэтому наше дело рассматривают как гражданское», - говорит Галактионов.


Против задержанного диверсанта должны были возбудить дело по ст.111 – государственная измена. Но поскольку он скончался, открыть дело не успели.

Поделиться:
Telegram
Viber